Сегодня: 24 марта 2019 | 21:04
Облачно+8ветер 4 м\с
Язык: рус укр

27.25

31.03

Войти

Забытое имя

13:52

Манохин Георгий Васильевич… Именно он в 1941-1942 годах раскопал в Северном Приазовье вблизи с. Обиточное Приморского района первый в мире полный скелет южного слона эпохи раннего плейстоцена (от 2,6 до 0,7 миллионов лет назад). Но так случилось, что имя ученого было позабыто на долгие годы.

Много лет собирал информацию о Г. В. Манохине директор Бердянского краеведческого музея И. И. Сенченко, который был в хороших отношениях с местным краеведом А. Я. Огульчанским. Последний в 30- х годах ХХ в. работал и дружил с Манохиным. Однако первым кто назвал фамилию человека, сделавшего сенсационное научное открытие, был запорожский журналист В. Супруненко, который в 1982 году напечатал очерк “Слон из Приазовья”. Именно благодаря поисковой работе этих людей и стала известна хоть какая-то информация о выдающемся учёном.

Г.В. Манохин у Захарьевской крепости, июнь 1939 г. Фото из коллекции Е. Денисова

Манохин Георгий Васильевич (к сожалению, дата его рождения не известна, равно как и точная дата смети – его жизнь закончилась в тюремных застенках где-то в 1945-1946 гг.) – ученый-палеонтолог, окончил Санкт-Петербургский университет и Сорбонну, участник двух кругосветных экспедиций, знал несколько языков. Переехал с семьей в Бердянск из Ленинграда где-то в 1927 или 1928 гг. Наверное, была надежда: в глубинке никто не будет мешать научной работе, никто не будет указывать, к какой знаменательной даты необходимо сделать то или другое открытие. С момента создания Бердянского (в те годы Осипенковского) краеведческого музея в 1929 г., Манохин возглавил его природоведческо-историческое отделение.

Северное Приазовье всегда интересовало палеонтологов и археологов. Так в 1936 – 1939 гг. в Северном Приазовье работала Азово-Черноморская экспедиция Института археологии и Института геологических наук АН УССР под руководством выдающегося археолога О. Н. Бадера, целью которой было изучение памятников эпохи плейстоцена. Однако Черноморской экспедиции не повезло найти скелет южного слона.

Повезло – Георгию Васильевичу Манохину. Это был итог его тринадцатилетнего обследования побережья Азовского моря от Бердянска до Ногайская (современный Приморск). Во время своих пеших экскурсий, он собрал большую коллекцию окаменевших костей млекопитающих: мамонтов, пещерных медведей, туров, бизонов, и, наконец, нашел полный скелет южного слона «архидискодон меридионалис».

Однако в этой истории до сих пор есть белые пятна. Во-первых, в каком году нашли кости слона? Согласно версии А. Я. Огульчанского, скелет был найден летом 1940 г. Все другие авторы, за исключением журналистов Ю. Гаева и В. Супруненко, признали эту дату без проверки. Но она не соответствует действительности. Так в областной газете “Большевик Запорожья” от 12 июня 1941 было напечатано сообщение, переданное по телефону ногайскими корреспондентами П. Мильчевым и В. Новицким, что 9 июня 1941 вблизи Ногайска нашли скелет южного слона (в газете – мамонта). Отметим, что за 1940 год каких-либо сообщений о сенсационной находке ни в запорожской газете, ни в местной “Більшовицькій зірці” не было.

Во-вторых, кто действительно нашел останки слона? Есть несколько версий: кости нашел Г.В. Манохин, местный рыбак, бердянские школьники, А. Я. Огульчанский, тракторист колхоза “Вільна праця” (с. Обиточное) и даже … немцы. Так Георгий Манохин в штутгартском палеонтологическом журнале в 1943 г. писал, что после трехдневного южного шторма 18 июня 1941 г. он осмотрел побережье и в конце небольшой балки вблизи Ногайская нашел кости южного слона.

Алексей Огульчанский в статье “Находка скелета южного слона на берегу Азовского моря”, которая вышла в журнале “Природа” в 1957 г., утверждал, что находка была сделана им во время экскурсии со школьниками летом 1940 г. О бивне слона ему сообщил рыбак, а все остальные окаменелости он нашел в подошве берегового уступа.
Обратимся к сообщениям П. Мильчева и В. Новицкого, напечатанных в областной газете “Большевик Запорожья” от 12, 15 и 18 июня 1941 г. В первом они сообщили, что тракторист бригады № 5 Трояновской МТС (Машинно-тракторной станции) Семён Иванович Сирица в 7 км от Ногайска в обрыве берега Азовского моря нашел часть тазовой кости мамонта.
Интересный факт об обстоятельствах находки, о котором ему рассказал местный житель Б. Д. Турчин, сообщил в своей статье В. Супруненко. Якобы тракторист при работе на склоне берега не смог справиться с управлением трактора “Универсал” и тот упал со склона. Именно во время работ по подъему трактора и нашли много костей. Не смогли удержаться и начали “раскопки”. Но работа любителей была запрещена райисполкомом до приезда специалистов.

Георгий Манохин (сидит в центре) с сотрудниками Бердянского музея в 1940 г.

Скорее всего, это было так. Скелет южного слона нашли местные (бивень нашел рыбак, а трактористы “раскопали”). На место находки начались экскурсии всех желающих. Среди них были и школьники вместе с А. Огульчанским, который сообщил об этой находке Г. В. Манохину. До приезда последнего на месте находки уже побывали сотрудники Днепропетровского и Запорожского краеведческих музеев, но именно Манохин определил, что это скелет НЕ мамонта, а южного слона и начал планомерные раскопки.
Третье – когда именно Г.В. Манохин начал раскопки? Сам он писал, что 18 июня после шторма он вновь осмотрел побережье и на месте оползня нашел кости черепа, бивень и позвонок скелета, которые поднял наверх на пастбище и начал раскопки. Однако эта дата не подтверждается другими документами. Так в сообщении П. Мильчева и В. Новицкого от 17 июня 1941 г. (газета вышла 18 июня) указано, что «на место находки прибыл старший научный сотрудник Осипенковского краеведческого музея Г. В. Манохин». Далее мы читаем, что раскопки временно приостановлены из-за отсутствия средств у музея. В этом же номере вышел и фоторепортаж С. Вильтмана о раскопках Г. Манохина.

По нашему мнению, Г. Манохин приехал на место находки где-то 14-15 июня и тогда же начал раскопки. Ведь если согласиться с последним, что раскопки начались 18 июня, тогда как объяснить, что за столь короткий отрезок времени место раскопок посетили научный сотрудник Владивостокского краевого музея Ю. П. Медведев, который в это время работал в составе Азово-Черноморской экспедиции, сотрудники АН УССР геолог Е. В. Петровский и палеонтолог И. С. Сидоренко, которые подтвердили вывод Г.В. Манохина по меридионалису.

Иллюстрация к статье А. Огульчанского в журнале “Природа” в 1957 г.

Для того чтобы раскопать весь костяк, надо было снять 60 кубометров глины, но из-за недостатка средств у Осипенковского краеведческого музея, раскопки окончательно прекратили 23 июня 1941 г. Большинство костей успели перевезти в музей.
Полностью скелет южного слона был раскопан Г. В. Манохиным только в октябре 1942 г. при поддержке немцев. Ученый решился обратиться к немецкому командованию, понимая, что еще один год и осенние северо-восточные ветры и штормы разрушат останки меридионалиса. На чистом немецком языке он обратился к коменданту города с просьбой о помощи. Берлин сразу же отреагировал. В Бердянск был командирован специальный батальон во главе с зондерфюрером Каспари, задачей которого были раскопки, хранение и перевозка костей южного слона. Интересно, что Каспари должен был беспрекословно подчиняться Г.В. Манохину и выполнять все его малейшие распоряжение, даже если они будут казаться ему причудами.

Кости скелета вывезли в Берлин где их осмотрел профессор Геологического института Берлинского университета В. Дитрих, который установил, что кости принадлежат старому самцу, возраст которого примерно 80-100 лет. В Берлин приехал и Г. Манохин, который принимал участие в организации и проведении выставки, посвященной этому научному открытию. В Германии он напечатал и статью о находке и раскопках южного слона в Северном Приазовье в штутгартском специализированном журнале “Neus Jahrbuh fur Mineralogie, Geologie und Paleontologie”, которая вышла в майском номере за 1943 г.

Южный слон. Рисунок Зденека Буриана

После войны 12 ящиков с костями слона попали в Эрмитаж. Почему в этот музей? Дело в том, что когда в Германии упаковывали захваченные в разных странах ценности, то на каждом ящике, в зависимости от того, что было в нем, ставили определенную метку. Так картины маркировались буквой “К”. Именно эта буква, нанесенная черной краской, была на ящиках с костями слона. Она и ввела в заблуждение советских специалистов, которые после войны занимались возвращением из Германии культурных ценностей. Поэтому ящики и отправили в Эрмитаж, но когда их вскрыли, там были не холсты, а огромные кости.

В.Е.Гарутт

Сначала их осмотрел заведующий Зоологическим музеем АН СССР Всеволод Борисович Дубинин, а в 1949 году их передали в этот музей. Скелет меридионалиса поручили отреставрировать и смонтировать кандидату биологических наук Вадиму Евгеньевичу Гарутту. Ученому сначала надо было выяснить, из какой страны вывезены эти кости. При детальном осмотре ему удалось разглядеть на отдельных костях буквы греческого алфавита, но немецкие ученые маркировали свои находки латинскими. В одном из ящиков Г.В. Гарутт нашел уже упоминавшуюся статью Г. В. Манохина. Внимательно изучив публикацию, ученый пришел к выводу, что скелет южного слона, который хранится в музее, был найдены в Северном Приазовье.

В. Е. Гарутт неоднократно посещал Бердянск, был в товарищеских отношениях с А. Я. Огульчанским, который оказал ему помощь в расшифровке манохинской нумерации. В 1951 году единственный полный, в то время, в мире скелет южного слона был выставлен в мамонтовом зале Ленинградского зоологического музея.
Сам Г.В. Манохин вернулся в Бердянск сразу после освобождения города. За сотрудничество с немецкими оккупантами, он был арестован и отправлен в харьковский лагерь “Холодная гора”. В этом лагере и закончился жизненный путь человека, подарившего миру уникальную находку. Возможно, он был расстрелян, а может, старый ученый не выдержал жестокой лагерной жизни. Во всяком случае, на запрос Л. Берии, начальник лагеря “Холодная гора” сообщил: “Умер от острой пневмонии”. После войны Георгия Манохина уже никто не вспоминал, даже те, кто с ним работал и дружил.

В 50-х годах прошлого столетия в Бердянск приезжала дочь Манохина – Елена. Однако остаться ей в городе не удалось. К женщине относились как к дочери предателя, который “продал немцам бесценные сокровища, принадлежавшие советскому народу”. Даже А. Я. Огульчанский, который дружил с отцом Елены говорил ей, оставаясь наедине: “Я очень уважаю вашего отца, но вы, пожалуйста, для своего же блага не афишируйте родственных связей с ним”.
Судьба Елены Георгиевны Манохиной сложилась не менее трагично. В отличие от отца, который не интересовался политикой, она была членом антисоветского Народно-трудового союза. После войны ее арестовали. Она получила срок и отбывала его в Норильских лагерях ГУЛАГа. Интересно, что у нее было псевдо “Слоник”. Не в память ли о находке отца? Из лагеря она освободилась где-то в 1955 г. Дальнейшая ее судьба неизвестна.

В. Е. Гарутт возле собранного им скелета южного слона в ленинградском Зоологическом музее

Архидискодон меридионалис из Северного Приазовья находится в Зоологическом музее Санкт-Петербурга и сейчас. Скелет слона резко выделяется среди других экспонатов, он почти достигает потолка (в “холке” 4,3 м), имеет массивные бивни, правый – наполовину обломан. И по сей день, он самый большой по размерам среди всех известных ныне. Отметим, что всего в музеях Европы экспонируется семь меридионалисов. Из них – три полных скелета находятся в России (один – в Санкт-Петербургском Зоологическом музее РАН (о нем идет речь) и два в Ставропольском государственном музее-заповеднике). Европейские музеи (среди них Национальный музей палеонтологии Парижа (Франция), Музей естественной истории Флоренции и Национальный музей города Абруццо в Италии и музей Тбилиси (Грузия)) имеют только частично реконструированные скелеты южного слона.

Автор: Валентина Папанова – к. и. н., доцент кафедры политологии и правоведения, заведующая археологической лабораторией БГПУ 

Бердянские сокровища в музеях ... Бердянская погода прошлого и п...