Сегодня: 20 ноября 2019 | 01:17
Облачно+7ветер 3 м\с
Язык: рус укр

Войти

Отец Александр Мироненко: «У каждого своя дорога к Богу»

13:00

Профессиональный музыкант, успешный бизнесмен, в свое время директор широко известной рок-группы «Братья Карамазовы» — вдруг бросает все, принимает сан священника и (киевлянин!) едет служить в небольшое село, расположенное в пяти километрах от зоны отчуждения Чернобыльской АЭС. Или не вдруг?.. Что заставило Александра Мироненко искать свою дорогу к храму, к себе — настоящему? Попробуем разобраться вместе.

Отец Александр Мироненко: «У каждого своя дорога к Богу»

«Я просто влюбился в Бердянск»

— Отец Александр, Вы сейчас в Бердянске, и хотелось бы понять, почему — сейчас и почему вообще Бердянск занимает важное место в Вашей жизни?
— Бердянск — это море, и у меня есть два места, которые в связи с этим дороги мне — Бердянск и Ялта. В Ялту в силу всем известных причин сейчас не очень наездишься. В Бердянске у меня много друзей. Сейчас я приехал на храмовый праздник по приглашению настоятеля храма Святого Пантелеймона отца Евгения. Меня с ним познакомил Александр Махотин. Мы приходили на службу, когда храм еще ютился в маленьком домике. Собственно, и я так начинал. Отец Евгений давно приглашал, все не получалось, а теперь Бог управил.
— Прозвучало имя Александра Махотина, и сразу вспомнилось слово «фестиваль».
— Все началось в 1996 году, когда я в первый раз приехал в Бердянск, а уже на следующий год начались фестивальные дела.
Мы сидели в кафе на первом пляже, я пошел побродить по воде. И пришла мысль — в этом городе надо организовать что‑то яркое, музыкальное. Поворачиваюсь к ребятам и говорю: «Давайте какой‑то концерт большой проведем или музыкальный фестиваль, который привлечет внимание отдыхающих». Хороший же город. Я просто влюбился в Бердянск. Может, он и не блещет особыми архитектурными красотами, но у него свое, очень привлекательное лицо. А тогда на косе открывалось кафе «Бригантина». Я предложил пригласить на открытие «Братьев Карамазовых».
— Вы в то время были директором коллектива?
— Еще нет! Я с ребятами именно в Бердянске познакомился, на этом концерте на косе. А тогда просто позвонил Михаилу Алексееву, который играл в группе и с которым я был знаком. Александр Махотин тут же подхватил идею. Знаете, вот говорят: заводится с пол-оборота. А ему и этого не надо. На этом концерте и родилась мысль уже о рок-фестивале. Хотелось помочь Бердянску вернуть имидж курортного города, как было в Советском Союзе. Мы решили провести фестиваль «Рок-н-ролл славянской души».
— Тогда это стало событием, на фестиваль приехало много известных групп, и не только украинских.
— Да, мы заявили о себе, прозвучали. Причем не преследовали каких‑то меркантильных интересов. Хотелось подарить городу праздник. И Бог нам помог. Это расхожая фраза. Я тогда о священстве и не думал, хотя уже был верующим и воцерковленным. У нас не было времени, а ведь в шоу-бизнесе есть свои законы подготовки больших проектов. Между двумя событиями — концертом на открытии кафе «Бригантина» и фестивалем — прошло совсем мало времени. И все получилось.
«Босяцкое детство меня обошло»
— А потом был кинофестиваль «Бригантина», и Вы были первым его президентом.
— Президент — это громко сказано. Надо же было как‑то называться. Мы просто распределили обязанности.
— Мы — это Федор Крат, на то время москвич бердянского происхождения, киевлянин Александр Мироненко, бердянец Александр Махотин?
— Да. Идея кинофестиваля принадлежит как раз Феде. Мы с Сашей Махотиным подумали и решили: почему бы нет. Сашин энтузиазм — это что‑то, да и мой тоже что‑то значил. Главное, что мы видели цель. Популяризация кино — это было несерьезно, если говорить о первом фестивале. Для этого у нас, конечно, был не тот масштаб. Если в мире музыки у меня было много связей, то в мире кино — нет. Нам было очень тяжело, наверное, «Бригантина» потому и такое любимое дитя, что тяжело рождалось. Федор Крат взял на себя российских звезд, Гильдию киноактеров России, мы здесь работали с украинской гильдией и нашими актерами.
— Так началась история «Бригантины», которая оставила заметный след в истории курортного Бердянска. Но здесь прозвучало слово «музыка». Она с Вами была всегда?
— С самого детства. В пятом классе в мою киевскую школу пришли прямо на урок отбирать кандидатов в музыкальную школу. И я прошел. И окончил ее по классу гитары. Кроме того, я класса с восьмого пел в хоре ансамбля «Зарница» Дома пионеров Зализнычного района Киева, был и солистом, а когда началась ломка голоса, перешел в оркестр. Плюс репетиции созданной нами группы. Босяцкое детство меня обошло, некогда было. Домой добирался уже без задних ног.
А после школы работал в эстрадно-симфоническом оркестре, в ресторане, в армии тоже играл в созданной там группе.
— Вы ее создали?
— Я, по моей инициативе.
— То есть организаторские способности проявляли с молодости, если не с детства.
— Я никогда не боялся проявлять инициативу и брать на себя ответственность. И музыка всегда было со мной.
«Евангелие — это книга книг»
— Отец Александр, не будем останавливаться на Вашем бизнесовом прошлом, где Вы были достаточно успешны, в том числе в шоу-бизнесе. Но возникает вопрос: что должно случиться, чтобы такой активный человек бросил все и совершенно изменил свою жизнь?
— На самом деле все очень логично. Бизнес, в том числе, шоу-бизнес — это постоянное соприкосновение с противостоянием. И в музыке, и просто в бизнесе. Причем не в фундаментальных вещах, а как правило на уровне козней, склок. То проверки направляют, то организуют еще что‑то. Поэтому абсолютно логично, что мне стало неинтересно. Бесконечная борьба с ветряными мельницами…
И когда закончилось мое сотрудничество (но не дружба) с «Братьями Карамазовыми», начался внутренний поиск.
— Простите, но в нашем когда‑то атеистическом государстве Вы были атеистом?
— Был, не воинствующим атеистом, но был. Мы жили в обществе, которое отрицало Бога. Отрицать, конечно, можно. Если можно, расскажу анекдот, который я недавно услышал.
— Конечно.
— Атеистически настроенная учительница говорит на уроке: «Дети, давайте крикнем в небо: «Бога нет!» Поднимается еврейский мальчик и говорит: «Если его там нет, зачем кричать? А если есть, зачем портить отношения?»
— Мудро…
— Безусловно, и в Советском Союзе были люди верующие. Моя бабушка, она прожила 100 лет и 5 месяцев, а в детстве пела в церковном хоре, рассказывала, что ее прадед был священником. Наверное, что‑то оттуда меня вело по жизни. В детстве был такой эпизод. Я, как и многие мальчики, начал рано курить. Вот иду домой по Воздухофлотскому мосту, накурился, и понимаю, что меня ждет дома. И захотелось мне перекреститься, защитить себя. И сегодня начни креститься посреди улицы — посмотрят, как на чудака, а тогда и вовсе… И я руку ко лбу поднес, вроде как зачесалось, иду дальше — руку опустил (а бабушка научила, что тремя пальцами надо креститься), потом — правого плеча коснулся, левого. И все на ходу. Люди‑то менялись, никто ничего не заподозрил, а я впервые в жизни перекрестился.
— А помогло? Гроза дома не состоялась?
— Знаете, да, обошлось. Это — детство, просто эпизод. Но я его помню.
— И все‑таки, простите, должен же быть какой‑то толчок, чтобы не просто уверовать, а стать священником.
— У каждого своя дорога к Богу. Я пришел через болезнь. В 90‑м году я очень заболел, и у меня выпало из жизни года полтора. Мне один человек подарил, вернее, передарил Евангелие. Я читал и думал. Время для раздумий было. Евангелие — это книга книг. В нем вся мудрость. Но его, конечно, нельзя читать как художественную литературу. Это милость Божья, данная нам. И это ответ на вопрос, для чего мы живем. Не для богатства, накопительства, а ради жизни вечной.
«Я — дома»
— Отец Александр, прошло много лет от начала этих раздумий до сана священника.
— Да. В 1992 году я впервые причастился, в 2009‑м был рукоположен в дьяконы, а меньше чем через год — в священники.
— И Вы, киевлянин по рождению, поехали в село, которое расположено в пяти километрах от зоны отчуждения Чернобыльской АЭС. По прошествии десятилетия новой, совершенно другой жизни, Вы можете честно сказать, что не ошиблись, что это — Ваш единственно верный путь?
— Когда меня спрашивают люди, знавшие меня как очень активного человека, как я живу, я всегда отвечаю: «Я — дома». Нам ведь нигде не бывает так хорошо и тепло, как дома.
Это село Горностайполь, где раньше жило несколько тысяч человек, а сейчас — 800. Если бы не Чернобыль, был бы уже районным центром. Раньше храм был в доме, где когда‑то жили люди, позже размещался суд, потом его отдали под церковную общину. Сделали алтарь, повесили иконы и служили. Там очень часто раньше менялись священники. Мы построили новый храм и освятили его в честь Святителя Николая, как и раньше было. А старый не стали разрушать, отреставрировали и освятили как трапезный храм в честь благоверного Александра Невского.
— Когда Вы говорите: «Мы построили», я понимаю, что Вам очень помогали, ведь никакого государственного финансирования нет и быть не может. Односельчан не так много, чтобы собрать средства на храм.
— Друзья помогали и помогают, верные и дорогие моему сердцу люди. Они остались кто в шоу-бизнесе, кто — на госслужбе, кто в своем бизнесе — каждый на своем месте.
— И теперь они приезжают не просто к другу, но к священнику. Они слышат Вас — нового?
— В этом и промысел Божий. Слышат и хотят слушать. Они не святые, так и я — далеко не святой. Но они теперь все причащаются и все исповедуются, чего раньше практически не делали. «Братья Карамазовы» подарили храму и помогли установить крест, причем Олег Карамазов принимал в этом непосредственное участие, купола, колокола. Этот храм — моя воплощенная мечта. Он уютный, теплый, душевно комфортный.
— Отец Александр, Вы остались музыкантом?
— Конечно. Бывших музыкантов не бывает. Это живет в душе. Когда собираемся с друзьями, чаще всего пою песни из репертуара Александра Розенбаума.
— Что Вы могли бы пожелать нашим читателям?
— Крепкой веры, Божьей благодати, мирного неба, мира нам всем в душе.

Отец Александр Мироненко: «У каждого своя дорога к Богу» Отец Александр Мироненко: «У каждого своя дорога к Богу» Отец Александр Мироненко: «У каждого своя дорога к Богу»

Автор: Валентина Прядченко

Бердянец Руслан Кордобан привё... Бердянец Владислав Паленко рас...