Сегодня: 24 августа 2019 | 00:53
Облачно+26ветер 7 м\с
Язык: рус укр

Войти

Кто такие социальные предприниматели и есть ли они в Бердянске

10:49

В последние годы во многих странах мира активно развивается новый вид бизнеса — социальное предпринимательство. В Украине это направление новое, малоизученное, но развивается семимильными шагами. «Бердянские ведомости» узнали, какой бизнес можно назвать социальным, с какими трудностями сталкиваются местные предприниматели и выгодно ли заниматься тем, что приносит пользу другим.

Кто такие социальные предприниматели и есть ли они в БердянскеНаталья Рябуха несколько лет назад вместе с командой единомышленников открыла благотворительный магазин «Шкаф добра» в центре Харькова. После ребрендинга он носит название «Ясна річ». Девиз магазина: «Здесь находят стильное, оставляют лишнее, заботясь об окружающей среде и друг о друге». Сюда люди приносят одежду, обувь, игрушки и всё то, что уже не нужно, но выкинуть жалко. Вещи сортируются: 90 % из них раздаётся в фонды и организации, которые в них нуждаются (работающие с бездомными, инвалидами, ВПЛ), а 10 % брендовых вещей продаётся в магазине. В конце месяца подбиваются итоги, покрываются все расходы, связанные с арендой, налогами и коммунальными услугами, после чего часть прибыли отдаётся на реализацию различных проектов Харькова. В апреле 2019 года в Харькове открылся второй подобный магазин.

Лилия Бондаренко — переселенка из Луганска. Из-за военных действий в родном городе и захвата власти сепаратистами переехала в Рубежное. Женщина открыла парикмахерскую для малоимущих, бюджетников и многодетных семей на передовой линии, трудоустраивает малообеспеченных молодых людей и людей с ограниченными возможностями, обучает молодёжь парикмахерскому искусству. В её планах — открыть вторую социальную парикмахерскую на железнодорожном вокзале, где всегда большой поток иммигрантов и военнослужащих. Вторая цель — создать мобильную группу, которая сможет посещать пожилых людей с низким уровнем дохода в сёлах, на дому.

Кто такие социальные предприниматели и есть ли они в БердянскеДмитрий Чичера в соседнем Мариуполе в 2016 году открыл центр «Халабуда». Halabuda Free Space — это платформа, основным направлением которой является неформальное образование и поддержка гражданских инициатив, а также социально значимых проектов. Тут проводятся учебные мероприятия и курсы, открытые встречи и обсуждения; тут пересекаются активные граждане, бизнес и политика.

 

Ты кто такой?

Социальное предпринимательство — это не благотворительность. Социальные предприниматели не просят денег для помощи нуждающимся, они зарабатывают их и вкладывают ответственно.

— Слово «выгодно» не соответствует причине создания социального предприятия, обычно его создают те, у кого есть потребность, чтобы мир изменился, — объясняет администратор проектов в ОО «Агентство регионального развития» Таврического объединения территориальных общин Виктория Кулакова. — Это не экономическая потребность, а духовная. В Украине часто социальным предпринимательством занимаются те, кто пережил какую‑то боль. Например, я знакома с девочкой, у которой родители — инвалиды. Она открыла общественную организацию, которая опекала девять детей с инвалидностью. Когда они выросли, для их реализации она организовала бизнес — они делают полезные завтраки (кранчи). Таким образом, если у людей есть проблема, которую они хотят решить через бизнес, тогда это социальное предприятие. И их миссия — сделать мир (регион, город) лучше.

Согласно классификации ЮНИСЕФ, социальное предпринимательство — это бизнес, который решает или влияет на решение социальной проблемы. Он делится на категории:
1. Если на предприятии трудоустроена социальная группа численностью минимум 50 %.
Например, в Покровске предприниматель Наталья Головко, у которой ногтевой сервис, реабилитирует, обучает и трудо­устраивает женщин, пострадавших от семейного насилия.
2. Если определённый процент от дохода отдаётся на решение социальной проблемы.
Например, сеть общественных ресторанов Urban Space работает в нескольких городах Украины по следующей схеме: люди скинулись деньгами, открыли высокодоходный бизнес с той целью, чтобы 20 % отдавать на развитие ресторана, а 80 % — на реализацию всевозможных проектов (регрантинг). Это могут быть проекты компании или города. В частности, в 2018 году в Ивано-Франковске рестораном Urban Space 100 было поддержано 59 городских проектов.
3. Смешанная категория — когда трудоустраиваются социально незащищённые граждане и минимум 20 % от дохода вкладывается в решение социальных проблем.
Например, дончанин Владимир Бабич в 2014 – 15 годах воевал за целостность Украины в зоне АТО (ООС), а после демобилизации переехал из Донецка в Краматорск и возглавил региональную организацию Центра поддержки ветеранов АТО и их семей «Поруч». Несколько месяцев назад атошники открыли кофейню «Поруч» — для поддержки деятельности Центра и оплаты работы сотрудников (которыми стали переселенцы и ветераны АТО), а также психологов, юристов.

По словам Виктории Кулаковой, важно отличать социальный бизнес от социально ответственного.

Кто такие социальные предприниматели и есть ли они в Бердянске— Они близки, но социально ответственный бизнес работает не системно, время от времени, — объясняет она. — Его миссия — создавать товары и услуги, тут необязательно решаются социальные проблемы и трудоустраиваются социально незащищённые граждане, а товары и услуги могут вредить окружающей среде. А социальный предприниматель помогает системно и делает всё для очищения окружающей среды: использует экопакеты, очистительные сооружения для воды, воздуха и всего прочего.

О стремительном развитии соцбизнеса в Украине говорит уже и то, что за последние годы в национальных вузах появился курс «Социальное предпринимательство».

Кто такие социальные предприниматели и есть ли они в Бердянске— Первый курс по социальному предпринимательству был запущен в Киево-Могилянской академии четыре-пять лет назад, — рассказал сооснователь School of ME, преподаватель Украинского католического университета и Национального университета «Киево-Могилянская академия», бизнес-консультант Артём Корнецкий. — Сегодня в девяти вузах Украины на разных факультетах студенты изучают такой курс.

Артём Корнецкий считает, что определение «социальное предпринимательство» нужно закрепить на законодательном уровне. Когда СП получит формальный характер, можно будет строить региональные программы развития и вводить новые дисциплины в университетах и школах. К слову, разработано два законопроекта, которые ещё не рассмотрены в Верховной Раде. Камень преткновения — целесообразность введения налоговых льгот для социальных предпринимателей. По мнению экспертов, налоговые льготы — не лучший путь помощи соцбизнесу. Ведь тогда вероятен риск того, что в социальное предпринимательство люди будут идти не ради идеи, а в погоне за налоговыми выгодами.

Бердянские первопроходцы

Социальное предпринимательство как явление развивается уже несколько десятков лет в странах Европы, США и Австралии. В Украине такой вид предпринимательства стал активно развиваться в 2014 году. После того как Крым был аннексирован и в стране началась война, появилась потребность в общественно полезном бизнесе, а некоторые дельцы осознали, что на этом можно ещё и заработать. К сожалению, новое веяние в украинском бизнесе подхватили «грантоеды», которые пытаются получать иностранные инвестиции на развитие своего бизнеса, кое‑как «подвязывая» его к социальной миссии. К счастью, людей, которые занимаются социальным предпринимательством в его чистом виде, с каждым годом становится всё больше.
По сути, сейчас социальное предпринимательство в Украине появляется и существует только благодаря личному порыву отдельных людей. Осваивают новое направление и бердянцы.

Предприниматель Ксения Клейнос: «У меня появилась гениальная идея — открыть антикафе в Бердянске!»

Кто такие социальные предприниматели и есть ли они в БердянскеПервое антикафе Бердянска «ЧАС Є» существует со 2 мая 2015 года. Тут постоянно проводятся мероприятия для людей, которые стремятся к саморазвитию и альтернативному досугу.

«Жила была Я, и была у меня мечта. Я хотела заниматься чем‑то своим, но в то же время таким, чтобы оно приносило людям очевидную пользу, — рассказала в одном из интервью организатор первого антикафе Бердянска «ЧАС Є» Ксения Клейнос. — В какой‑то момент поняла, что мне нравятся настольные игры. Съездила в свой родной город Бердянск и увидела, как там — с одной стороны — хорошо, спокойно и приятно (тихий город, в котором есть Азовское море и информационная пустота), а с другой стороны — в нём не было жизни. По моим субъективным ощущениям, конечно же. Тогда я ещё искала, чем бы мне заняться. Параллельно была волонтером в «Этажах» в коворкинге «Зона Действия» в Санкт-Петербурге. Через некоторое время у меня появилась гениальная идея — открыть антикафе в Бердянске! Многие мои друзья и знакомые считали ее, мягко говоря, странной. Как показала практика, как раз только такие идеи и выживают».

Антикафе — это формат, который работает по принципу: «платим за время, а не за еду». Чай, кофе и угощения входят в стоимость. Для посетителей организовываются мастер-классы, встречи с интересными людьми, настольные игры. Тут смотрят и обсуждают фильмы, разговаривают на английском или украинском или же просто общаются в дружеской атмосфере.
Одна из последних инициатив активистов — участие в популярном движении этого лета, организованного молодёжной группой «BeCooler». Суть движения — в художественной росписи стен, изуродованных граффити с адресами сайтов по реализации наркосодержащих препаратов, позитивными изображениями. Теперь произведения стрит-арта всё чаще можно увидеть на улицах Бердянска.

Кто такие социальные предприниматели и есть ли они в БердянскеШвея Бердянского учебно-производственного предприятия украинского общества слепых Виктория Кюрчева: «Люди сами подкидывают идеи, и мы шьём то, что они хотят»

Если в советские годы заказы на продукцию УТОСов поступали с фабрик и заводов, то начиная с 90‑х годов заработок инвалидов стал их личной задачей. И Бердянское учебно-производственное предприятие украинского общества слепых не стало исключением.

— Я работаю на предприятии с 1983 года, — вспоминает швея Виктория Кюрчева. — Тогда мы занимались сборкой магнитофонов «Десна», а в 90‑х годах начали швейное дело. Этот бизнес «подсказала» одна женщина, которая арендовала помещение под швейную мастерскую, а потом уехала. Спустя какое‑то время нам дали на сохранение четыре швейные машинки, и мы решили попробовать зарабатывать на них деньги.

Сначала Виктория Фроловна работала одна и шила дома, потом к ней присоединились девять женщин, и был создан цех. Начинали с матрасов и одеял, а когда появился спрос, стали шить и постельное бельё: наволочки, пододеяльники, простыни, полотенца.

— В основном продукцию заказывали бюджетные учреждения: пансионаты, больницы, тюрьма, — рассказывает Виктория Кюрчева. — Всё было стабильно, пока не начались тендеры, которые мы не тянем. Заказы «поуходили», и люди ушли вслед за ними. Сейчас я одна работаю в швейной мастерской, но знаю — если заказы по­явятся, девчонки подтянутся.

Сегодня швейная продукция учебно-производственного предприятия общества слепых продаётся в магазине, который работает на первом этаже их здания по ул. Свободы, 92/5. Заработанные средства направляются на развитие предприятия. Дочь Виктории — Инна работает продавцом и реставратором подушек, а муж Василий — охранником предприятия.

— Самая основная наша услуга — это реставрация пуховых и синтетических подушек, а также — пошив постельного белья, — рассказывает Инна Кюрчева. — Шьём из белорусского хлопка, для матрасов используем николаевский наполнитель «Спрут» — это лёгкий материал с волокнами шерсти и хлопка.

Несмотря на натуральность материалов, цены на продукцию не очень высоки: двуспальный комплект постельного белья стоит 530 грн, евроразмер — 615 грн, полуторный — 455 грн, пелёнка детская из ситца — 50 грн, из фланели — 65 грн, детское одеяло — 220 грн.

— Люди сами подкидывают идеи, и мы шьём то, что они хотят, — говорит Виктория Кюрчева. — Например, сейчас пользуются спросом так называемые «ноги» и подушки для беременных — по 405 и 200 гривен соответственно. Также популярны «сидушки» (подушки для стульчиков) для школьников и «лежанки» для животных. Делаем и ортопедические матрасы без пружины, которые стоят от 600 до 1350 гривен.

Сегодня на предприятии трудятся восемь инвалидов, которые занимаются швейным делом, изготавливают картонные коробки и организовывают культурно-массовые мероприятия в своём клубе. Сотрудники признаются, что работать в современных рыночных условиях крайне тяжело, поэтому надеются на поддержку их бизнеса неравнодушными людьми.

Хозяйка салона красоты Светлана Лысак: «Иногда люди неоднозначно воспринимают наши цены»

Кто такие социальные предприниматели и есть ли они в Бердянске

Бизнес Светланы Лысак скорее можно назвать социально ответственным. В 2007 году она прекратила свою педагогическую деятельность и решила открыть собственное дело. Так бывшая учительница начальных классов ООШ № 2 стала хозяйкой парикмахерской. И была у этой парикмахерской своя фишка.

— Мне хотелось помогать людям, которые не могут себе позволить услуги салонов красоты, но при этом хотят за собой следить, — рассказывает Светлана. — Так родилась идея установить скидки для пенсионеров и для людей, которые зарабатывают меньше других. Я не прогадала, потому что таких людей у нас очень много. К тому же парикмахерская размещена в густонаселённом районе рядом с рынком. Но даже сейчас, когда мы набили клиентуру, сильно цены не поднимаем. А зачем?

Со временем парикмахерская эконом-класса расширилась и преобразовалась в салон красоты, но свою особенность — скидки для пенсионеров и малоимущих — сохраняет. Стрижка для пенсионеров тут стоит 35 грн, мужская стрижка — 40 грн, женская — 50 – 60 грн.

— Иногда люди неоднозначно воспринимают наши цены. Одни спрашивают: «Вам доплачивают?», другие боятся садиться в кресла, думая, что мы учимся, но мы объясняем, что являемся частными предпринимателями и это сугубо наша инициатива, — объясняет Светлана Лысак.

Кто такие социальные предприниматели и есть ли они в БердянскеРуководитель учебного центра «СOOL English» Татьяна Шепель: «Сотрудничаем со всеми, кому интересно развивать родной город в области образования не на бумаге, а на деле»

Социальным бизнесом руководитель учебного центра «СOOL English» Татьяна Шепель начала интересоваться, будучи в Киеве.

– Сначала поискала информацию, потом почитала, потом попробовала внедрить в жизнь, – рассказывает Татьяна Шепель. – В уставных документах учебного центра прописано, что 10% прибыли мы тратим на социальную деятельность.

В Центре трудоустраиваются внутренне перемещённые лица и проводятся бесплатные курсы для малообеспеченного населения, многодетных мам и ВПЛ.
Один из примеров социальной деятельности: в 2016 году в три захода была реализована социальная программа «Бердянск speaking», в рамках которой бесплатно прошли курсы английского языка: 45 бердянцев (малообеспеченные семьи), 76 внутренне перемещённых лиц, 44 работника Пенсионного фонда Бердянска и другие жители. Все слушатели курсов (338 человек) прошли финальное тестирование и получили сертификаты о достигнутом уровне. Программа была реализована на 100% за счет учебного центра «СOOL English».

– Наша деятельность связана с людьми, но мы обучаем не только тех, кто может заплатить, но и тех, у кого нет такой возможности, – объясняет Татьяна. – Не хочется всё делать только за деньги, поэтому развиваем и такие направления.

Также сотрудники учебного центра принимают активное участие в городских мероприятиях, например, организовывая игровые зоны на фестивалях и праздниках, или проводя серию новогодних утренников для детей.

– Мы уже имеем немалый и успешный опыт работы с целевой аудиторией, наши наработки дают нам возможность сделать следующий шаг в профессиональном развитии, – отмечает Татьяна Шепель. – Сотрудничаем с общественными организациями города, государственными учреждениями, частными предпринимателями и всеми, кому интересно развивать родной город в области образования не на бумаге, а на деле.

Председатель общественной организации «Женщина будущего» Наталья Копица: «Мечтаем открыть в Бердянске предприятие для женщин, пострадавших от насилия»

Кто такие социальные предприниматели и есть ли они в Бердянске

Председатель общественной организации «Женщина будущего» и координатор проекта «Единство ради безопасности женщин Приазовья» Наталья Копица уже несколько лет посвящает свою деятельность борьбе с насилием в семьях и гендерной дискриминацией. Благодаря просветительским мероприятиям в Бердянске и Бердянском районе на эту проблему обратили внимание и общественность, и представители власти.

— Мечтаем открыть в Бердянске предприятие для женщин, пострадавших от насилия, чтобы дать им возможность заработать, — рассказывает Наталья Копица. — Городские власти выделили нам помещение на улице Куйбышева, 3, и сейчас нужно изыскать средства на ремонт.

В планах организаторов — в 2020 году открыть предприятие, в котором будет организовано швейное производство для пяти и более человек.

— Начнём с того, чему женщинам будет проще обучиться, например, с шитья постельных комплектов и полотенец, создания изделий с элементами вышивки, — объясняет Наталья. — Дальше мы хотим организовать сбор водорослей, которые выбрасывает море, чтобы делать подушки и одеяла.

Также сейчас обсуждается с полицией перспектива открытия в этом помещении так называемой зелёной комнаты. По сути, «зелёная комната» — это две комнаты, которые совмещены перегородкой с зеркалом Гезелла (стекло, выглядящее как зеркало с одной стороны и как затемнённое стекло с другой). Комната, где находится женщина с психологом, будет оборудована системой видеофиксации. Именно в этой комнате будут вести беседы с пострадавшими и реабилитационную работу. Вторая комната — для наблюдения, там будут находиться следователи. Главный принцип работы комнаты — безопасность.

Происходящее будет выводиться на монитор компьютера, записываться и использоваться в суде. Всё это задумано для того, чтобы женщин, пострадавших от насилия, не допрашивать при всех. Такие условия помогут создать атмосферу доверия.

По словам Натальи, женщины настроены решительно и обязательно осуществят свои планы.

Материал подготовлен по итогам учебно-ознакомительного тура «Соціальне підприємництво в Грузії: досвід реінтеграції вимушених переселенців» при поддержке Фонд Східна Європа та ChildFund Німеччини.

Должников из курортных районов... Возьми друга из приюта!...