Сегодня: 19 июля 2019 | 10:45
Ясно+25ветер 3 м\с
Язык: рус укр

Войти

Как закон защищает от домашнего насилия?

10:20

За год, с января 2018-го по январь 2019-го, в Украине произошли революционные изменения в законодательстве по части защиты людей от домашнего насилия

Последние, вступившие в силу в начале текущего года, вызвали много обсуждений. Кто-то даже говорил об их манипулятивности. Что именно встревожило общественность и насколько обоснованы подозрения, мы обсудили с разными специалистами, которые защищают жертв.

Жизнь за гранью
Уже давно жизнь 75-летней пенсионерки из Бердянска превратилась в полосу выживания. И невыносимой ее сделал сын женщины, который жил с ней в одной квартире. Любитель алкоголя и дурманящих средств, пребывая в неадекватном состоянии, унижал и избивал мать, а также натравливал на нее собаку.
Пожилая женщина постоянно пребывала в страхе. Довольно часто ей доводилось уходить из дома, когда сын был особенно агрессивен. Летом пенсионерка ночевала на улице, зимой – в подъезде или у соседей.
В прошлом году ее терпение лопнуло. Она поняла, что больше так жить не может и обратилась за помощью в Бердянский центр по предоставлению бесплатной вторичной правовой помощи. Юристы центра объяснили новой клиентке ее права. В том числе рассказали о возможности получения ограничительного предписания в отношении обидчика.
– Когда сын узнал об обращении матери в наш центр, он пришел в ярость. Мужчина очень сильно избил ее. В отношении него открыли уголовное производство по ч.1 ст. 125 УК Украины, в котором мать признали потерпевшим лицом, – рассказал подробности произошедшего руководитель Бердянского центра по предоставлению бесплатной вторичной правовой помощи Евгений Сухомлин. – Светлане Коробко – адвокату, которого потерпевшей предоставили в нашем центре, – удалось установить, что сына заявительницы неоднократно привлекали к административной ответственности за ссоры с матерью. Собрав все необходимые доказательства, адвокат подготовила заявление о выдаче ограничительного предписания.
Решением Бердянского горрайонного суда от 31 августа 2018 года выдано ограничительное предписание в отношении сына заявительницы. В течение трех месяцев ему запрещалось находиться в «месте совместного проживания с заявительницей». Ему запретили приближаться на расстояние ближе 100 метров к дому матери и другим местам, где она часто бывает.
Для Бердянска это стало первым подобным решением и прецедентом в делах по выдаче ограничительного предписания. Помочь пенсионерке удалось именно благодаря изменениям, которые были внесены в законодательство Украины в части защиты жертв насилия.
В нашей стране до января 2018 года, пока не приняли Закон Украины «О предотвращении и противодействии домашнему насилию», понятия о таком способе защиты от домашнего насилия, как ограничительное предписание, не существовало.

Согласно букве закона
Если быть точными, изменения начались еще в 2017 году, когда украинский законодатель четко определил, что является домашним насилием. Впервые в истории Украины выделили виды насилия. Также законом о домашнем насилии был расширен список лиц, на которых он распространяется.
– Теперь это закон регулирует отношения не только семейной пары. Под его действие подпадают и отношения между бывшими супругами, приемными родителями, опекунами, женихом и невестой, людьми, которые имеют общего ребенка или проживают вместе, не пребывая в браке. Под его действие, в целом, подпадают отношения лиц, связанных общим бытом, т.к. при условии совместного проживания они имеют общие права и обязанности, – подчеркнула Елизавета Погорелая, социальный работник приюта для женщин, пострадавших от насилия.

Как закон защищает от домашнего насилия?
Данный закон также усилил ответственность агрессора за совершение домашнего насилия и механизм защиты потерпевших.
– Давайте вспомним, с чего все началось. А началось все с того, что наше государство взяло на себя обязательства в реализации норм положений Конвенции Совета Европы по предотвращению насилия в отношении женщин и домашнего насилия, и борьбы с этим явлением. В рамках исполнения взятых на себя обязательств в декабре 2017 года украинский парламент утвердил ряд законодательных актов, которые были направлены на усиление прежде всего ответственности за домашнее насилие и насильственных действий сексуального характера. Среди них есть ЗУ «Про запобігання та протидію домашньому насильству», существенные изменения внесены в ЗУ «Про забезпечення рівних прав та можливостей жінок і чоловіків» и, главное, внесли изменения в криминальный и криминально-процессуальный кодекс. Они-то и вызвали много обсуждений и нездоровую реакцию среди населения, – подробно разъяснил ситуацию руководитель Бердянского центра по предоставлению бесплатной вторичной правовой помощи Евгений Сухомлин. – Часть этих изменений вступила в силу и начала действовать еще в январе 2018 года, а часть (как изменения в ККУ и КПКУ, вызвавшие активную дискуссию в украинском обществе) набрали силу и начали действовать уже непосредственно с января текущего года.

Что изменилось?
До законодательного нововведения человека, уличенного в домашнем насилии, в Украине могли привлечь только к административной ответственности. Сейчас в криминальном кодексе появилась статья 126 прим. 1, которая предусматривает ответственность за совершение домашнего насилия.
Появилась статья 156 прим. 2, которая предусматривает криминальную ответственность за принуждение к вступлению в брак.
Также появилась криминальная ответственность за неисполнение специальных мер по предотвращению и противодействию домашнему насилию. Под мерами имеется в виду неисполнение ограничительного предписания, срочного запретного предписания, коррекционных программ для обидчика и тому подобных мероприятий, также недавно введенных в Украине.
– Срочное запретное предписание выносится сотрудниками национальной полиции сроком до 10 дней. Это мера неотложного реагирования, которая, к сожалению, пока еще не действует. Сейчас нет порядка его вынесения и специальной утвержденной документации, – сообщила Елизавета Погорелая. – Ограничительное предписание выносят в порядке отдельного производства в суде. И на территории Бердянска уже было несколько подобных решений. Срок его действия – до шести месяцев. И он может быть продлен.
Суд может запретить агрессору приближаться к месту проживания жертвы, месту работы или обучения детей, звонить ей и как-либо контактировать.
Если жертва проживает в доме или квартире, которые принадлежат агрессору, последнему также могу запретить появляться в этом жилье до окончания действия запрета.
– Самое главное, украинский законодатель выложил в новой редакции две статьи: 152 – изнасилование и 153 – сексуальное насилие, которые и вызвали определенные разночтения и опасения у наших граждан, – рассказывает Евгений Сухомлин. – Если говорить юридическим языком, то существенных изменений не произошло. Украинский законодатель ввел в эти статьи норму, в которой предусмотрено, что сексуальный контакт будет считаться преступлением, если отсутствует добровольное согласие потерпевшего лица. Добровольное согласие должно было быть как сейчас, в действующей редакции, так и раньше. Нельзя сказать, что раньше изнасилование или другие насильственные действия сексуального характера могли произойти без добровольного согласия. Просто украинский законодатель, стремясь гармонизировать наше законодательство с европейским, внес эту формулировку – «добровольное согласие потерпевшего лица».

Супружеский долг или узаконенное насилие?
Как ни странно это звучит в ХХІ веке, но данные законы направлены на то, чтобы еще раз закрепить равенство прав между мужчиной и женщиной. Потому что опыт специалистов, которые оказывают помощь женщинам, страдающим от домашнего насилия, показывает: в отношениях, где между супругами поделены роли на жертву и агрессора, о равноправии речь не идет. Зачастую в таких семьях муж воспринимает жену как собственность. А женщина, пребывая под давлением общественного мнения, уверена, что так и должно быть.

Как закон защищает от домашнего насилия?
Статистика, собранная Институтом демографии и социальных исследований по заказу Фонда народонаселения ООН, показывает: ежегодно примерно 1,1 млн украинок сталкивается с физической и сексуальной агрессией в семье. Большинство из них об этом не рассказывают. По данным ПРООН, число пострадавших от физического домашнего насилия в Украине примерно на 700 тысяч больше – около 1,8 миллиона женщин.
В рамках проекта «Комплексный подход в решении насилия в отношении женщин и девушек в Украине» Запорожская областная ОО «Объединение психологов и психоаналитиков «Взаємодія» при партнерстве с Украинским фондом общественного здоровья, Фондом населения ООН в Украине и немецким обществом международного сотрудничества GIZ открыла приют для женщин, пострадавших от насилия. Здесь оказывают помощь жительницам Бердянска и Бердянского района.
Социальный работник приюта Елизавета Погорелая обращает внимание: процент пострадавших, готовых к изменениям в жизни, сравнительно небольшой. Многие женщины, в особенности в сельской местности, не знают, где они могут получить помощь. Немало и тех, кто просто не понимает, что происходит в их семье.
С начала существования приюта – а это около двух лет – полной защитой и помощью специалистов воспользовались 47 женщин и 65 их детей. Ежемесячно к специалистам мобильной бригады обращаются 35-40 человек.
Одна из переживших насилие в семье на правах анонимности поделилась своим опытом жизни с мужем-агрессором.
– Это я тогда думала, что фиолетовые тени скрывали все до бровей. По молодости у меня была хорошая наставница – подруга, которая научила всему: кушать готовить, хозяйство вести. Но и она говорила: «Чего ты жалуешься? Мой придурок пришел домой, технику побил, а она в кредите. Подумаешь, синяк! Пройдет». Более взрослые женщины-коллеги говорили примерно то же. Когда живешь в таком обществе, когда битье – норма для всех, остается пожаловаться друг другу и идти – каждая к своему дураку, – рассказывает свою историю женщина, которая кардинально изменила свою жизнь, бросив мужа-агрессора и переехав в Бердянск. – Не дай боже кому-то быть на этом месте, когда ты вечером хочешь уйти куда-то, мысленно уходишь. А утром просыпаешься – и некуда тебе идти: работа, ребенок, дом – все это связывает. Я делала попытки: уходила, возвращалась. Теперь далеко ушла, и жизнь поменялась. Сейчас я вижу перспективы, я живу, я дышу.
Все изменения, внесенные в законодательство, являются неотъемлемым комплексным элементом государственной политики по противодействию именно домашнему насилию, уверен Евгений Сухомлин.
– Наибольшая часть преступлений, которые носят сексуальный характер, происходит между партнерами, которые находятся в браке, – комментирует ситуацию юрист. – Долгое время в украинском обществе доминировала мысль: если муж вступает в интимные отношения с женой без ее согласия, то это не является актом изнасилования, а является супружеским долгом. Закон, закрепив формулировку о добровольном согласии, четко дает понять: нет, если нет этого добровольного согласия между мужем и женой, то это считается криминальным преступлением сексуального характера. И в таком случает муж будет нести ответственность, существенную ответственность, замечу, потому что законом предусмотрено как отягощающее обстоятельство совершение изнасилования или насильственных действий сексуального характера в отношении одного из супругов или других членов семьи.

Секс-манипуляции: куда идти после бурной ночи – в тюрьму или в загс?
Введение нормы о добровольном согласии на секс породило у мужчин опасение, что теперь женщины будут манипулировать нововведением. Провел бурную ночь? Будь добр пройти в загс. Не хочешь жениться? Тогда готовься к тюрьме: пойдешь как обвиняемый в изнасиловании.
Евгений Сухомлин уверен, что это ложная трактовка изменений в законе.
– То, что в интернете и соцсетях разные блогеры и псевдоюристы начали выкладывать согласия, разного характера договоры и расписки в виде разрешения на интимные отношения, это бессмысленно. Украинское законодательство четко определяет, что согласие может быть как словесным, так и визуальным, и молчаливым. Никто не отменял принцип, известный со времен римского права: молчание – знак согласия. Человек своим поведением может дать понять, что присутствует явное, добровольное и взаимное согласие на вступление в половую связь, – разъясняет юрист.
Руководитель Бердянского центра по предоставлению бесплатной вторичной правовой помощи на 99,9% уверен, что сфабриковать дело по изнасилованию или сексуальному насилию, если его не было, практически невозможно.
– Не забываем о презумпции невиновности: никто не может обвинить человека в совершении криминального преступления, пока его вина не доказана в установленном законом порядке. И доказывать должна жертва. Она должна предоставить безапелляционные доказательства того, что был факт изнасилования. Ей надо предоставить вещественные доказательства, свидетелей, документальное подтверждение, она должна пройти определенные экспертизы. Во время расследования необходимо установить не только факт интимной связи, но, прежде всего, было ли добровольное согласие на секс, – подробно рассказал о процедуре Евгений Сухомлин. – Если женщина преследует корыстные цели, обвиняя мужчину в сексуальном насилии, то ей будет сложно это доказать.
Юрист говорит, если кто-то хотел обвинить партнера в изнасиловании, то это можно было сделать и раньше, до изменений в законодательстве. Нововведения никак не влияют на вероятность манипулирования или злоупотребления законами.
– Но я уверен, что большинство украинцев не склонны вступать в сексуальные отношения с людьми, которые гипотетически способны их обвинить в совершении того или иного преступления сексуального характера. Если вы не уверены в своем партнере или партнерше или не уверены в том, что было добровольное согласие, я бы порекомендовал в такие отношения не вступать, – дает совет Евгений Сухомлин.
Более того, в данный момент жертва изнасилования, обращаясь за помощью к правоохранителям, потом не может «передумать» и дать заявлению обратный ход. И если будет доказано, что она лжет, уже ее могут привлечь к ответственности.

Как закон защищает от домашнего насилия?

Истории взаимной любви известн... Что думают украинцы про любовь...