Сегодня: 17 ноября 2019 | 07:38
Облачно+7ветер 3 м\с
Язык: рус укр

Войти

Эдуард Шипульский: «Я никогда не планировал карьеру»

10:18

210-060 Exam I hurried into the local department store to grab1 some last minute Chirsmas gifts. I looked at all the people and grumbled2 to myself. I would be in here forever Microsoft 70-483 Exam and I just had so much 210-060 Exam to do. Chirsmas was beginning to become such Microsoft 70-483 Exam a drag. I kinda wished that I could just sleep through Microsoft 70-483 Exam Chirsmas. But Examtestview I hurried the best I could 210-060 Exam through all the people Examtestview to Examtestview the toy department. Once again I kind of mumbled3 to myself at the prices of all these toys, and wondered Microsoft 70-483 Exam if the grandkids would even Examtestview Examtestview play whit4 them. Examtestview I found myself in the doll aisle5. Out of the corner of my eye I Microsoft 70-483 Exam saw a little boy about 5 holding a lovely 210-060 Exam doll.He kept touching6 her hair and he held her so gently. Examtestview I could not seem to help myself. 210-060 Exam I just kept loking over at the little boy and wondered who the doll was for. I watched him turn to a woman and 210-060 Exam he called Microsoft 70-483 Exam his aunt by name and said, “Are Examtestview you sure I don’t have enough money?” She replied a bit impatiently, “You know that you don’t have enough Examtestview money for it.” The aunt told the little boy not to go anywhere that she had to go and get some other things and would Microsoft 70-483 Exam be back in Examtestview a few minutes. And then she left the aisle. The boy continued Microsoft 70-483 Exam to hold the doll. After 210-060 Exam a bit I asked the boy who the doll was for. He said, “It is the doll my sister wanted so Microsoft 70-483 Exam badly for Chirsmas. She just knew that Santa would bring it. “I told him that maybe Santa 210-060 Exam was going to bring it . He said, “No, Santa can’t go where my sister is…. I have to give the doll to my Mama to take to her. “I asked Examtestview him where his siter 210-060 Exam was. Microsoft 70-483 Exam He looked at me with the saddest eyes Examtestview and said, “She was gone to Microsoft 70-483 Exam be with 210-060 Exam Jesus.

My Daddy says that Mamma is going to have to go be with her.” My heart nearly stopped beating. Then the boy looked at me again and said, 210-060 Exam “I told my Daddy to Examtestview tell Microsoft 70-483 Exam my Mama not 210-060 Exam to go yet. I Examtestview told him to Microsoft 70-483 Exam tell her to wait till I got back from the store.” Then he asked me if i wanted Examtestview to 210-060 Exam see his picture. I told him I’d love to. He pulled out some picture 210-060 Exam he’d had taken at the Microsoft 70-483 Exam front of the store. He said, “I want my Examtestview Mama to take this with Microsoft 70-483 Exam her so the dosen’t ever forget me. I love my Mama so very much and I wish 210-060 Exam she dind not have to leave Microsoft 70-483 Exam Examtestview me.But Daddy says 210-060 Exam she will need to be Examtestview with my sister.” I saw Examtestview that the little boy had Examtestview lowered his head and had grown so qiuet. While he was not looking I reached into 210-060 Exam my Examtestview Microsoft 70-483 Exam purse and pilled out a handful of bills. I asked the little boy, “Shall we count that miney one more time?” He grew excited and said, “Yes,I just know it has to be enough.” So I slipped 210-060 Exam my money Microsoft 70-483 Exam in with his and we 210-060 Exam began Microsoft 70-483 Exam 210-060 Exam to count it . Of course Examtestview it was plenty for the doll. He softly said, 210-060 Exam “Thank Microsoft 70-483 Exam you Jesus for 210-060 Exam giving me enough money.” Then the boy said, Microsoft 70-483 Exam “I just asked Jesus to give me enough money to buy this doll so Microsoft 70-483 Exam Mama Microsoft 70-483 Exam can take it with her to give my sister. And he heard my prayer. I Examtestview wanted to Microsoft 70-483 Exam ask him give for enough to buy 210-060 Exam my Mama a white Microsoft 70-483 Exam rose, but I didn’t ask him, but he gave Examtestview me enough to buy the 210-060 Exam doll and a rose for 210-060 Exam 210-060 Exam my Mama. She loves white rose so much. Microsoft 70-483 Exam “In a few minutes the aunt came back and I wheeled my cart away. I could not keep from thinking about the little boy as I finished my shoppong in a ttally different spirit than when I had started. And Microsoft 70-483 Exam I kept remembering a Microsoft 70-483 Exam story I had seen in the 210-060 Exam newspaper several days earlier about a drunk driver Examtestview hitting a car and killing7 a little girl and the Mother was Microsoft 70-483 Exam in serious condition. The family was deciding on whether to remove the Examtestview life Examtestview support. Now surely this little boy did not belong with that story.Two days later Examtestview Examtestview I read in the paper where the family had disconnected the life support and the young woman had died. I could not forget the little boy and just kept wondering if the Microsoft 70-483 Exam Examtestview two were somehow connected. Later that day, I could not help 210-060 Exam myself and I went out and bought aome 210-060 Exam white roses Examtestview 210-060 Exam Microsoft 70-483 Exam and 210-060 Exam 210-060 Exam Examtestview took them to the funeral home where the yough woman was .And there she was holding a lovely white rose, the beautiful doll, Microsoft 70-483 Exam and the picture of the little boy in the store. I left there in tears, thier life changed forever. The love that little boy had for his little sisiter and his mother was overwhel. And in a split8 second a drunk driver had ripped9 the life of that little boy to pieces.

Эдуард Шипульский: «Я никогда не планировал карьеру»
Эдуард Эдуардович Шипульский

С самого детства у Эдуарда Шипульского было то, что поэт назвал «лица необщим выраженьем». Он не оригинальничал, но всегда оставался собой и всю жизнь занимался тем, что любил и любит: преподает в машколледже и занимается музыкой. И решает все задачи, которые ставит перед ним жизнь, как говорится, по мере поступления. Ответственно, но с самоиронией и ярко выраженным чувством юмора. И это — лишь кое‑что о заслуженном работнике образования Украины, почетном гражданине города Бердянска, человеке, который 50 лет проработал на одном месте — в Бердянском машиностроительном техникуме, нынешнем колледже.

 

«Лисовская шпана меня уважала»

— Эдуард Эдуардович, насколько я знаю, Вы всегда жили на Лисках. Там Ваше родовое гнездо?
— Именно так. Я живу в доме, который где‑то 110 – 115 лет назад построил мой дед. Конечно, дом я несколько благоустроил, но в нем сохранилась такая аура, что я просто таю, находясь в нем. Мой дед был слесарем-лекальщиком завода Гриевза, я с детства крутился возле него, и он сделал меня «металлистом».
— Давайте немного поговорим о Вашем послевоенном детстве и гитаре, ведь она выделяла Вас среди лисовской, простите, шпаны.
— Вы правильно сказали: шпана. Мы все были шпаной. В меру хулиганили, как почти все тогда. А наши «авторитеты» практически все были с уголовным прошлым. Некоторые мои друзья, увы, пошли по этой тропе. Мне же никаких уголовно наказуемых предложений не делали. Лисовская шпана меня уважала. Возможно, из‑за гитары. Я приходил с ней на пляж, играл, мы пели. Все как положено. Тогда гитары были не очень популярны, не так, как баян, гармонь. Выбор инструмента сделала моя мама, которая справедливо считала, где баян — там свадьбы и прочие пьянки.
— Получается, что музыка вошла в Вашу жизнь очень рано.
— Да, началось с гитары. А в школьные годы я стал играть на трубе, тогда духовые оркестры были в каждой школе. Правда, в этом оркестре я не задержался. А вот в оркестре клуба, который открылся на Лисках, когда я был классе в шестом, я занимался с энтузиазмом. Директриса клуба была очень увлеченным человеком, она создала массу кружков, куда старалась вовлечь шпанистых лисовских ребят, которые бродили вокруг и искали приключений. Вот там я впервые услышал музыку, которую исполнял я сам вместе с другими ребятами из оркестра. Это необыкновенное чувство причастности к созданию музыки осталось на всю жизнь. И я играю в оркестре до сих пор.

«Из армии я вернулся другим человеком»

— Эдуард Эдуардович, а как учеба шла?
— Ой, если честно, не очень.
— Музыка все время отбирала?
— Музыка и девочки. Что ж Вы так меня не дооцениваете… В общем, подростковый период… Я решил начать новую жизнь, поступил после семилетки в машиностроительный техникум. Думал, там все получится легко и просто, ан нет… Тут уж я всерьез занялся музыкой и девочками. Вы улыбаетесь, но я просто в шутливой форме подаю этот период жизни. Кстати, кто его не прошел, был таким…
— Образцово-показательным?
— Да, вот именно. Таким ребятам жизнь все равно преподносила уроки, брала свое, попозже. Я в этом убедился, много лет проработав со студентами.
— Вы, будучи студентом, имея право на отсрочку, пошли в армию. Почему?
— Вот опять Вы заставляете меня как честного человека сказать правду. Увы, учебу я так запустил, что на втором и третьем курсах оставался на второй год. Встал вопрос о моем отчислении, но тогдашний директор Кафанов Николай Сергеевич на педсовете сказал: «А кто будет организовывать самодеятельность, если мы его отчислим?» Вот так самодеятельность меня поддержала. Вскоре мне исполнилось 18 лет, и это стало для меня рубежом: я понял, что не стану классным музыкантом-профессионалом, как мне хотелось бы, но хорошим машиностроителем точно могу стать! Уроки деда свою роль сыграли. И я развернулся лицом к учебе. А в 19 лет решил, что служить надо со своим годом, и, прервав учебу, я ушел в армию.
— Кем Вы были в армии? Как служилось?
— Я был танкистом, механиком-водителем. После окончания учебки меня без каких‑либо движений с моей стороны сразу назначили командиром отделения. Вообще, у меня всегда так получалось по жизни: я не выстраивал шаг за шагом свою карьеру. Я просто работал. И предложения поступали сами. Так вот — спустя три месяца мне предложили стать комсоргом батальона. Долго уговаривали. А я к тому времени понял, что командир из меня плохой — я слишком демократичен. И я согласился, пошел на офицерскую должность комсорга.
— И это были хорошие годы?
— Замечательные, хотя было очень трудно. Не вдаваясь в подробности, скажу, что из мальчишки я превратился в мужчину. Лишь одна деталь — до армии я вообще не обращал внимания на грязный каблук обуви. После нее и всю жизнь я просто не могу позволить себе грязную обувь или несвежий воротник. Самодисциплина, умение подчиняться и азы руководящей работы… Из армии я вернулся другим человеком.

«Еще будучи студентом, я стал мастером»

— И учеба тоже пошла по‑другому?
— Конечно. Кроме того, мне как члену партии дали партийное поручение — стать старостой группы.
— В партию в армии вступили?
— Да, причем очень долго отказывался, искренне считая, что я недостоин. Среди студентов членов партии были буквально единицы. И снова — не я искал должность, а она меня. Когда началась практика на заводе, буквально через неделю меня вызвали на партбюро, и в результате, еще будучи студентом, я стал мастером производственного обучения у первокурсников.
— А Вы сам были на третьем курсе?
— На третьем. Я, конечно, был в шоке: сам — студент, и вдруг — мастер? Но тут на выручку пришел армейский опыт: коль ты командир, справляйся. И у меня получилось. А после окончания техникума меня так и оставили мастером.

«Меня просили уйти с дороги»

— Вы продолжили учебу и окончили институт.
— Да, без отрыва от производства окончил машиностроительный институт в Ростове.
— Как, если коротко, складывалась Ваша карьера?
— Если коротко — никак.
— То есть?!
— У меня, наверное, извращенная натура. Я никогда не планировал карьеру, я работал. По моему убеждению, те, кто сверху, должны замечать работу и реагировать на ее качество соответствующими предложениями. Мне после получения диплома предложили стать преподавателем. Было непросто, это совершенно другой уровень. Спустя год в результате каких‑то перестановок в техникуме нужно было заполнить вакансию председателя цикловой комиссии. Это как в институте кафедра. Коллеги выдвинули меня, хотя я возражал: все подчиненные были уже корифеями этой профессии. Пришлось справляться, вежливо, демократично. А потом, когда директором техникума стал Евгений Семенович Тодоров, он попросил меня помогать ему. И я год просто помогал, отказавшись от должности первого заместителя. Еще четыре года, будучи уже официально первым замом, практически управлял техникумом от имени Тодорова. А потом объявили конкурс на должность директора, я тогда был исполняющим обязанности. Когда я увидел, кто претендует на директорство — люди, не имевшие ни малейшего отношения к образованию, я решил принять участие в конкурсе. Меня приглашали в исполком, просили уйти с дороги, городскому голове нужно было поставить своего человека. Но я предупредил, что работать за того, кто им нужен, не буду. В итоге на конкурс вышел я один…
— А что за история с процентами?
— Да никакой истории не было. В разговоре с близкими мне людьми я сказал, что, если не наберу 75 процентов при голосовании, директором не буду.
— И?
— Я набрал 93,1 процента.
— И это вы называете никак.

«Я научился стоять на коленях»

— Я был, конечно, окрылен таким доверием, но сразу решил, что я иду в директора на 2 – 3 года, пока не подберу более молодую и перспективную кандидатуру. И подбирал все почти 13 лет директорства. Кандидатуры находились, потом отпадали, когда люди начинали понимать реалии работы в современных условиях.
— Почему все же ушли? Вас «попросили»?
— Попросили, да, в прямом смысле. Ректор Запорожского Национального технического университета Сергей Борисович Беликов, его окружение предлагали продлить контракт еще на 5 лет. Но я убежден: уходить с руководящей должности надо, пока еще просят остаться. Конечно, это очень престижно, когда тебя выносят из служебного кабинета ногами вперед…
— Слово «престижно» применить к этой ситуации могли только Вы…
— Они, как и Вы, тоже смеялись, но согласились. Убежден, что поступил правильно. Нельзя перекрывать дорогу молодым. И я сдал пост Светлане Георгиевне Кондрашовой.
— Но из колледжа не ушли.
— Я остался на рядовой должности заведующего лабораторией, немного преподаю. Но уйти из коллектива не могу.
— Эдуард Эдуардович, Ваше директорство пришлось на очень сложный для системы образования период. Вы могли бы назвать какую‑нибудь значимую веху?
— Все 13 лет. Это бессонные ночи, командировки, общение с разными людьми. И я научился стоять на коленях и выпрашивать.
— Чтобы удержать колледж на плаву?
— Естественно. Себе я практически никогда и ничего не просил. Когда‑то я просил помощи у Юрия Павловича Холина, директора завода «Стеклопластик», нашего выпускника, к сожалению, уже ушедшего…У него тоже была непростая ситуация в то время. Я, сгорая от стыда, говорю: «Юра, я же не для себя прошу…» А он в ответ: «Эдик, лучше бы для себя!..» Ну, что… Восстановил актовый зал, практически разрушенный, то отоплением занимался, то кровлями, то другой бесконечной текучкой…
— А вхождение в состав ЗНТУ?
— Это было предложение ректора вуза, с которым он обратился к городским властям. Меня вызвали в исполком, обрисовали ситуацию — тогда бесконечно говорилось, что техникумы не нужны — и мы, коллектив, вынуждены были согласиться.
— Это было спасением на том этапе?
— На том этапе — да. Нам помогали и помогают, но, к сожалению, не материальными ресурсами. А в образовании это — чуть ли не главный вопрос.
— Ваш колледж — настоящая кузница кадров для города.
— Не только для Бердянска. И мы всеми выпускниками очень гордимся, в какой бы сфере они ни работали.
— Эдуард Эдуардович, с музыки мы начали наше общение, на этой же ноте хочу и закончить. Вы ведь с музыкой не расстаетесь до сих пор?
— 25 лет я руководил оркестром техникума, сейчас играю в народном духовом оркестре ГДК. Ведь музыка — это, кроме всего прочего, общение с людьми. Мне это по душе, и без этого я не могу.
— Спасибо Вам! Пусть в Вашей жизни подольше будет колледж, всегда будет с Вами музыка и те, ради которых стоит жить!

Иностранцы коллекционируют кук... Учитель информатики Андрей Дуб...