Командарм пошёл на прорыв

Смирнова Екатерина

10.10.11 | 10:38
Поделиться ссылкой:  

Ровно 70 лет прошло с тех пор, как на границе Бердянского и Куйбышевского районов погиб командарм Андрей Смирнов. В память этого события село Поповка, неподалёку от которого это произошло, было переименовано в Смирново. Подробности гибели командующего 18‑й армией не оставили равнодушным участника Великой Отечественной войны и краеведа бердянца Аркадия Гутнева.

Оставшиеся в живых отбивались до последнего патрона

Фронтовик Аркадий Гутнев давно интересуется личностью генерал-лейтенанта Андрея Смирнова и собирает материалы о нём. Это не случайно: Аркадий Сергеевич много лет проработал историком в школе, принимал участие в написании «Історії міст і сіл Української РСР», собирая для этой книги материал по Куйбышевскому району — именно в этом районе и похоронен командарм. А в 1947 году, когда прах командарма переносили с его первого места упокоения в центр села Смирново, Аркадий Гутнев принимал участие в перезахоронении. Также в послевоенные годы, проживая в Камыш-Зоре, он смог пообщаться с Иваном Ткаченко, ранее состоявшим в охране командующего 18‑й армией и видевшим, как тот погиб. Поэтому неудивительно, что Аркадий Гутнев, сам воевавший на фронтах Великой Отечественной войны, очень болезненно воспринимает попытки опорочить память командарма.

— В одной газете один «товарищ» описал, как в 12‑летнем возрасте стал свидетелем гибели командарма: «Мы спрятались в подсолнухах. Со стороны Андреевки выехала легковая машина с немецким генералом, а со стороны села Смирново — командарм Смирнов. Встретились, поприветствовали друг друга. А потом немецкий генерал дал ему пистолет и говорит: «Застрелись!» Смирнов берёт пистолет и стреляет в себя». Это всё ложь, — возмущается Аркадий Гутнев. — Там и подсолнухов не было, была только дорога грунтовая. Немецких генералов в этом регионе тоже не было. И Смирнов не стал бы в такой ситуации стрелять в себя, а выстрелил бы в немецкого генерала!

Как же на самом деле погиб командарм? По информации, которую мы разыскали в Интернете, в начале октября 1941 года 18‑я армия Южного фронта под командованием генерал-лейтенанта Андрея Кирилловича Смирнова была окружена частями 1‑й танковой армии вермахта. Обескровленные в неравных боях войска 18‑й армии закрепились в трёх километрах к югу от Поповки и отражали многочисленные танковые атаки врага. Основным силам армии удалось разорвать вражеское кольцо и отойти в район Донбасса. В Поповке задержались только штаб армии с ротой батальона охраны, четырьмя пушками и двумя бронемашинами — ожидали сведений о судьбе 6‑й стрелковой дивизии. А в ночь на 7 октября штаб армии вновь попал в окружение.

7 октября 6‑я стрелковая дивизия подошла к Поповке. Командарм Смирнов поставил задачу прорвать вражеское кольцо в направлении соседнего села Алексеевки, чтобы штаб армии и все подразделения вышли из окружения. Прорыв был осуществлен. Но как только оперативная группа приблизилась к околицам Алексеевки, вражеское кольцо снова сомкнулось.

По некоторым данным, Верховный Главнокомандующий Иосиф Сталин, узнав о случившемся, предлагал Смирнову эвакуацию, для чего был выслан специальный самолёт. Во время Великой Отечественной войны существовала практика эвакуации высшего командующего состава крупных окружённых группировок Красной Армии: Семён Будённый был вывезен самолётом из Киевского котла. Из окружённого Севастополя на подводных лодках было вывезено всё высшее командование, включая командующего гарнизоном Петрова. Но командарм отказался покинуть свои войска, заявив, что до тех пор, пока рядом с ним сражается хоть один боец, он его не оставит.

Андрей Смирнов, приказав прорвать окружение, сам с оружием в руках пошел в шеренге наступающих. Почти 12 часов продолжался жестокий непрерывный бой с врагом. На горстку советских бойцов ринулись танки, а у Смирнова в распоряжении была всего лишь одна противотанковая батарея. По приказу командарма все, кто остался в живых, заняли круговую оборону и отбивались до последнего патрона.

После боя около полезащитной полосы у дороги между Поповкой и Андреевкой остались горы фашистских трупов. Но 8 октября геройски погиб и генерал-лейтенант Смирнов. После его гибели командование принял на себя член Военного совета армии, бригадный комиссар Миронов. Часть этой группы прорвалась к своим, а Миронов погиб смертью героя.

Вместе с командармом в этом бою полегли начальник артиллерии 18‑й армии генерал-майор Алексей Титов, комиссар военно-воздушных сил этой армии Новохатный, начальник штаба 51‑й Перекопской дивизии полковник Смердов…

«Красноармейцы в плен не сдаются!»

— Когда штаб 18‑й армии находился под Поповкой, командарма Смирнова известили, что часть бойцов 18‑й и 9‑й армий находятся на подступах к селам Поповка, Водяное и Андреевка. 9‑я армия должна была защищать Бердянск и Андреевку, но отступила и в окружение не попала, а вот часть её бойцов вовремя отступить не успели, — рассказывает Аркадий Гутнев со слов очевидца тех событий, охранника командарма Ивана Ткаченко. — Смирнов решил прорываться вместе с отставшими бойцами. Ночь с 7 на 8 октября была просто адская, артиллерия 18‑й армии обстреливала немецкие танки — уничтожили 26 танков. Уже после войны охранник командарма Иван Ткаченко рассказывал, что благодаря этому бою, который длился около суток, часть войск смогла вырваться из окружения и отступить в донецкие степи. Но артиллерия 18‑й армии была уничтожена, а её командующий Алексей Титов погиб.

Днём 8 октября подошли отставшие солдаты 9‑й армии и армии Смирнова. Отступали от села Вершины Черниговского района к Андреевке Бердянского района, и между Андреевкой и Поповкой состоялся последний бой.

— Личный шофёр вёз командарма в «эмке», позади сопровождала её полуторка с охраной. В числе охранников был Иван Ткаченко. Немцы подбили «эмку», и когда полуторка к ней подъехала, Ткаченко увидел, что Смирнов уже выбрался из машины, залёг на землю с другими солдатами, потому что немцы открыли по ним огонь, и начал кричать: «Братцы! Орлы! Красноармейцы в плен не сдаются!», — говорит Аркадий Сергеевич. — В это время пошли немецкие танки со стороны Андреевки, и кольцо окружения сомкнулось вторично. Но в кольце оказались не сотни тысяч солдат, как при первом окружении, а несколько тысяч — сколько жизней было спасено благодаря тому, что успели отступить! Командарм повёл бойцов на прорыв. Его дважды ранили. Когда он упал и не мог больше ни двигаться, ни командовать, Ткаченко, который был неподалёку, всего в трёх-четырёх метрах, увидел, что Смирнов вытащил свой маузер, сказал: «Красноармейцы в плен не сдаются» — и выстрелил себе в висок. Ткаченко тоже был ранен в бою и вместе с другими солдатами попал в плен.

Иван Ткаченко оказался в лагере для военнопленных, организованном в Куйбышево, на территории Куйбышевской районной больницы. При лагере был лазарет, но военнопленных там никто не лечил, и они гибли сотнями. Местное население их подкармливало. А когда охрану лагеря вместо немцев стали нести предатели из местных, некоторые военнопленные смогли убежать оттуда, а некоторых выкупало местное население.

Аркадий Гутнев рассказывает, что в Камыш-Зоре жили три бывших военнопленных, которых приютили сельчанки, вдовы погибших на фронте. Иван Ткаченко жил в семье Курдюк: Курдючка, как прозвали её односельчане, выкупила Ткаченко из лагеря.

— Когда в 1943 году наши войска освободили Камыш-Зорю, Ткаченко забрали в армию. После войны он туда возвратился и жил там на протяжении нескольких лет. В этот период я и общался с ним, когда на комсомольских вечерах он рассказывал о событиях войны, — вспоминает Аркадий Сергеевич.

Память героев увековечили в названиях сёл

Немцы отдали должное мужеству генерал-лейтенанта Смирнова: разрешили похоронить его с почестями у дороги, там, где он погиб. На могиле на трех языках — немецком, русском и румынском — было написано: «Здесь лежит герой».

В июне 1946 года село Поповка в честь погибшего командарма Смирнова было переименовано в Смирново.

— В 1947 году прах командарма Смирнова был перезахоронен в центре Смирново, а на месте его первой могилы, возле дороги, ведущей из Андреевки в Смирново, был установлен памятный знак, который там стоит и сейчас, — рассказывает Аркадий Гутнев. — В центре Смирново находится и братская могила, в которой похоронены более 400 бойцов, погибших под этим селом.

Говоря о командарме Смирнове, нельзя не упомянуть о командующем артиллерией 18‑й армии Южного фронта генерал-майоре Алексее Титове. Титов погиб тогда же, при выходе из окружения, командуя батареей зенитных орудий.

Увидев, что вражеские танки атакуют горстку бойцов и командиров, Титов поспешил к находившейся поблизости нашей зенитной батарее. По его команде орудия были немедленно развернуты и открыли огонь прямой наводкой. Вражеская атака захлебнулась. Но тут же огневые позиции батареи подверглись мощному орудийно-минометному обстрелу. Огонь был настолько плотным, что батарея вскоре замолчала. Как стало известно потом, уцелел лишь один раненый красноармеец-артиллерист, который после боя пришел в себя и сумел добраться к своим.

Впоследствии жители села Водяное нашли тело командующего артиллерией среди погибших, а у его сердца — партбилет, пробитый осколком. Алексея Титова втайне от гитлеровцев захоронили жители села, а колхозник из этого села Цыбулько сохранил партийный билет и удостоверение личности генерала.

В 1963 году село Водяное, располагавшееся рядом со Смирново, было переименовано в Титово — в честь генерал-майора Алексея Титова.

Андрей Кириллович Смирнов родился 15 (27) августа 1895 года в Санкт-Петербурге, погиб 8 октября 1941 года близ села Поповка, ныне село Смирново Куйбышевского района Запорожской области. Принимал участие в боях первой мировой войны. Окончив Владимирское военное училище, поручик Смирнов командовал ротой. В Красной Армии с 1918 года. Во время гражданской войны Андрей Смирнов командовал батальоном, полком, бригадой.

После окончания в 1922 году Высших академических курсов Андрей Смирнов служил помощником командира дивизии, а окончив Военную академию им. Фрунзе в 1927 году, работал начальником отдела Штаба РККА. С 1929 года последовательно занимал должности: командира дивизии, командира и военкома корпуса, заместителя командующего войсками группы войск, начальника Высших курсов усовершенствования комсостава, начальника Управления ВУЗ, генерал-инспектора пехоты Красной Армии. 4 июня 1940 года Андрею Смирнову присвоено воинское звание генерал-лейтенант. В том же году назначен командующим войсками Харьковского военного округа.

С начала Великой Отечественной войны командовал 18‑й армией Южного фронта, войска которой вели тяжёлые оборонительные бои. Был награждён орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени, орденом Отечественной войны 1‑й степени (посмертно) и медалью «20 лет Рабоче-Крестьянской Красной Армии».



Титов Алексей Семенович родился в 1895 г. в д. Татищево Корчевского уезда (ныне Кимрского района) Тверской губернии. Участвовал в первой мировой войне. В 1919 г. окончил курсы командного состава тяжелой артиллерии в Москве. Член КПСС с 1920 г., в 1938 г. — комбриг, в 1940 г. — генерал-майор. Окончил вечернюю Военную академию им. Фрунзе. В начале войны с фашистской Германией — командующий артиллерией 18‑й армии. Погиб в октябре 1941 года.

Наше приложение для iOS

Реклама


comments powered by HyperComments