Ветеран медицины Нина Георгиева: «Все 18 лет на посту главврача роддома я продолжала активно оперировать»

22.10.18 | 12:53
Поделиться ссылкой:  

Эти годы были целой эпохой в истории Бердянского родильного дома. Много лет он был лучшим в области и по оснащенности современным оборудованием, и по уровню оказания медицинской помощи. Нина Георгиева просто жила на своей непростой работе, и самым главным для нее всегда была радость в глазах женщины. История ее жизни — одна из страниц истории Бердянска. А 80‑летний юбилей, который Нина Никандровна отметила 7 октября, стал поводом для встречи с человеком и врачом с большой буквы.


«Бердянск стал мне родным городом»

— Я родом из города Иваново, который раньше называли городом невест, — вспоминает Нина Никандровна. — Там окончила медицинское училище и сразу же поступила в медицинский институт. Причем днем училась, а ночью все шесть лет учебы работала акушеркой в ивановском клиническом родильном доме. Тогда рожали много, на смене могло быть и шесть, и семь родов. Этот период был для меня большой школой, и опыт работы именно в клиническом роддоме сыграл большую роль в моем продвижении по работе в Бердянске.

— Нина Никандровна, каким, простите, ветром Вас занесло в Бердянск?

— Сюда вначале переехала с мужем моя старшая сестра. А я приезжала к ней, в Бердянск, на море, во время каникул. На пляже я и познакомилась с Иваном Дмитриевичем, моим будущим мужем. Несколько лет, пока училась, мы ездили друг к другу в гости, а после окончания института, в 1968 году, я переехала сюда. Бердянск стал мне родным городом.

— Вы сразу стали работать в роддоме?

— Да, я работала акушером-гинекологом. Тогда главный родильный корпус был в том здании, где сейчас находится станция переливания крови. Гинекологическое отделение — напротив кожвендиспансера, в довольно ветхом здании, патология беременных — в терапевтическом корпусе.

Уже через два года Иосиф Иосифович Гесик, главный врач городской больницы, назначил меня заведующей первым родильным отделением. Он понимал, что моя работа в клиническом роддоме в Иваново — очень серьезный опыт и достаточно высокий уровень. А Иосиф Иосифович умел ценить кадры. В 1979 году, уже при главвраче Николае Константиновиче Кожанове, я стала заместителем главврача городской больницы по родовспоможению.

— Главврач Гесик был настоящей легендой в истории не только городской больницы, а и всего города. Он ушел из жизни много лет назад, но его очень многие вспоминают как созидателя.

— Иосиф Иосифович был гениальным администратором. При нем было такое масштабное строительство больничных корпусов! Тогда же был построено и современное здание роддома. Мы все, весь персонал, в нерабочее время выходили на это строительство, потому что роддом, как и остальные объекты горбольницы, возводился методом народной стройки.

«Наш роддом был лучшим в области»

— В 1987 году, когда роддом был построен и выделен в отдельное учреждение, меня назначили главным врачом. И я проработала на этом посту 18 лет.

— Нина Никандровна, новый роддом — это новые стены, в которые надо было вдохнуть жизнь, наполнить необходимым оборудованием. И это было задачей руководителя, то есть главного врача? Или поставки оборудования были централизованными?

— Роддом развивался благодаря спонсорам. Нам очень хорошо помогал морской порт. Его тогда возглавлял Анатолий Антонович Резников, а заместителем у него был Владислав Васильевич Гальченко.

Порт достроил нам помещение фойе, где происходит выписка мамочек с новорожденными. Потом нам построили гараж. У роддома было три автомобиля. Мы ведь были самостоятельной единицей и подчинялись напрямую горздраву. У нас был свой отдел кадров, своя бухгалтерия, юрист и все, что положено.

Наш роддом был лучшим в области благодаря оборудованию. Порт купил нам первые в области кювезы — это специальные устройства с прозрачными стенками, где создается оптимальный искусственный микроклимат для выхаживания недоношенных малышей. Их у нас было сразу восемь штук. Тогда даже в «Медтехнике», которая было в городской больнице, не знали, как их собрать, эти кювезы. Мы приглашали специалиста из Запорожья, который помог нам ввести в строй это крайне необходимое оборудование. Потом к нам приезжали из области за опытом по вопросу выхаживания недоношенных новорожденных.

— Приобретение этого оборудования было вашей инициативой — роддома, главврача?

— Конечно. Я не стеснялась идти к руководителям бердянских предприятий, я знала их всех. Рассказывала, объясняла, просила. Тогда заводы работали, и нам не отказывали, понимали, как важно городу для должного уровня медицинской помощи иметь роддом, оснащенный современным оборудованием.

Но я не отходила от лечебной работы. Все 18 лет на посту главврача роддома я продолжала активно оперировать. Я была хирургом и постоянно занималась оперативной гинекологией. Но при этом была еще и депутатом городского совета нескольких созывов. Как и мой муж — Иван Дмитриевич Георгиев, его тоже несколько раз избирали в городской совет. Он работал на нефтемаслозаводе, заведовал отделом энергетики.

— То есть это где‑то — семейный подряд, и у Вашего сына, Евгения Ивановича Георгиева, депутатство — это уже на генном уровне?

— Получается, что так (улыбается).

«Мы никого не отправляли в область»

— Нина Никандровна, понятно, что и здание, и оборудование без специалистов высокого уровня стоят очень мало.

— У нас был очень высокий уровень оказания медицинской помощи. Мы никого не отправляли в область. В нашем роддоме оказывался полный объем помощи.

Когда мы выделились из больницы и стали отдельной единицей, мы создали в роддоме отделение реанимации и анестезиологии. И мы стали обезболивать роды.

— А до этого роды не обезболивали?

— В Запорожье обезболивались, такие отделения были, а в городах и районах области не было. В том числе, и в Бердянске. И мы стали в этом вопросе первыми в области. В городской больнице анестезиологи, конечно, были, но они не могли обеспечить этот вид медицинской помощи для роддома: у каждого был свой объем работы в своей службе. И мы создали свое отделение. Один анестезиолог работал каждый день, четыре дежурили. Кроме родов, мы стали обезболивать и аборты. Тогда их, к сожалению, было очень много. И это тоже было повышением уровня оказания помощи в роддоме, где было двести коек.

— И все они были заполнены? Не простаивали?

— Нет, конечно. Иной раз приходилось и доставлять койки. Во-первых, было большое отделение гинекологии, на 90 коек. И проводился весь объем операций оперативной гинекологии.

— Нина Никандровна, если в нашем роддоме проводились операции всех уровней сложности, то, наверное, это можно назвать бердянской школой акушерства и гинекологии?

— Наверное, можно и так сказать. Мы оказывали всю хирургическую помощь, которая тогда была в этой сфере.

— Я снова возвращаюсь к вопросу о кадрах. Как создавался коллектив роддома со всеми службами?

— А я снова вспоминаю Иосифа Иосифовича Гесика, который очень внимательно относился к молодежи. Он хотел, чтобы доктора у него в больнице были самой высокой квалификации, и постоянно посылал молодых врачей на учебу на все виды специальностей. В том числе и меня. Запорожье — это само собой, но мы ездили на учебу во многие другие города.

Этого принципа, став главврачом, придерживалась и я. Я не пропускала ни одной возможности направлять своих врачей на курсы повышения квалификации. Это очень широко у нас практиковалось.

— На большом фото я вижу Вас с коллективом врачей. Это был сильный состав?

— Конечно. Здесь Беро Лидия Ивановна, она была заведующей гинекологическим отделением, кандидат медицинских наук. Единственный в акушерстве и гинекологии в нашем городе, и диссертацию она защитила, работая в нашем роддоме.

Сегеда Лариса Анатольевна заведовала женской консультацией, она уехала в Израиль и до сих пор работает там по специальности. Здесь и молодые. Хуторянский Сергей Андреевич, он сейчас заведует отделением патологии беременных.

Здесь же Зинченко Николай Николаевич, к сожалению, уже покойный. Очень большой умница. Он возглавлял отделение патологии новорожденных. Кстати, раньше такого отделения в роддоме не было. Мы его создали, и отделение возглавлял Николай Николаевич.

О каждом из докторов можно говорить как о специалисте высокого класса. Я очень их ценила и уважала.

— Нина Никандровна, у вас, акушеров-гинекологов, единственная в медицине специальность, в которой врач отвечает сразу за две жизни: матери и ребенка.

— Да, это так, мать и дитя для нас неразделимы, поэтому и ответственность намного выше, чем в любой другой специальности.

«На работе я жила»

— Если я правильно понимаю, с такой должностью, такой специальностью и такой ответственностью на работе нужно было находиться день и ночь. Или я немного преувеличиваю?

— Да нет, так и было, на работе я жила. Дома очень немного была. Редкую ночь за мной не приезжала скорая, и я ехала в роддом для оказания экстренной помощи. Такой, которая другими руками не оказывалась. Поэтому приходилось ехать. И удаление матки, и наложение щипцов, и другие операции, когда речь шла о жизни женщины. Я владела всеми видами акушерских операций.

— Нина Никандровна, простите, но как семья обходилась без Вас так много времени? Муж и двое сыновей?

— Мне очень помогала моя свекровь, Анна Ивановна. У нее была своя квартира, она не жила с нами, но каждый день приходила.

— Как на работу?

— Именно так, как на работу. А домой уходила спать. Она воспитала наших сыновей. Оба они не ходили в детский сад. Кухни я не знала. Анна Ивановна была спокойной, выдержанной. Прекрасный человек. Она прожила 92 года. Последние годы она жила со мной. Мы все ее очень любили и уважали.

— Тогда сын такой мамы, Ваш муж, тоже должен был без претензий принимать Вас вместе с Вашей бесконечной работой.

— Так и было. Он принимал меня от и до, полностью. Я никогда не слышала: «Мне надоела твоя работа, сколько можно так работать?!» Иван Дмитриевич меня во всем поддерживал. И это было огромным счастьем: такая семья и такая поддержка.


«Главное — радость в глазах женщины»

— Нина Никандровна, у Вас два сына, по Вашим стопам пошел один. Сейчас он заведует женской консультацией. Он сам выбрал медицину?

— Да, это был его выбор. Мало того, он и начинал, как я когда‑то: вначале окончил медучилище.

— А своей специальностью Вы его «заразили»? Мог же он стать хирургом, например, или травматологом?

— Я не настаивала. Но на моем опыте он, конечно, учился. Когда студентом медучилища был в нашем роддоме на практике, я, естественно, старалась передать как можно больше своих знаний. Я брала его в операционную, он видел, как работаю я и другие доктора.

— То есть у Евгения Ивановича в Бердянске были «свои университеты»?

— Да, и когда он поступил в мединститут, в отличие от многих своих сокурсников, уже многое умел. Мне жаль, что он не захотел стать хирургом-гинекологом. Он прекрасно оперировал, я видела, когда он пришел в наш роддом интерном, что у него мои руки.

— Вы были требовательным руководителем? Например, в ситуации, когда Вы — главврач, а сын — интерн?

— Конечно. Строго, без всяких родственных поблажек. Я вообще была очень требовательным главврачом. К себе самой прежде всего. Надо было возле больной находиться сутки — я так и делала. Никогда, ни разу не отказалась ехать, когда была нужна моя помощь.

— Это в ранге главврача?

— Да, конечно. Мне в голову не приходило сказать: «У меня есть заместители, это может сделать тот‑то и тот‑то». Подобные вопросы просто не возникали. Всегда оказывала помощь, всегда.

— Простите за банальный вопрос: что самое главное в работе, которой вы отдали всю жизнь?

— Наверное, удовлетворение от своей работы. Главное — видеть радость в глазах женщины. Здоровый ребенок, довольная, благодарная женщина. Это так дорого! Тогда благодарность была в глазах женщины. А еще ведь было много очень тяжелых случаев, когда в прямом смысле нужно было спасать жизнь женщины. Жизнь.

— Вот эти спасенные жизни — счастье и женщин, и врача, я думаю. Как у Пушкина: «Ты сам свой высший суд; всех строже оценить умеешь ты свой труд»…

— Эти спасенные жизни, наверное, помогают подводить строгие итоги своей жизни. Я была строгой к себе и другим, да и осталась такой. Сыновья иной раз говорят: «Мама, остановись! Привыкла командовать всеми. И нами командуешь».

— Как требовательная мать, Вы гордитесь своим сыном — доктором Евгением Георгиевым?

— Я горжусь, что он пошел по моим стопам. Не все у него получается, как я бы хотела, но он продолжает мое дело, и я очень его за это уважаю. Я горжусь и многими другими, которые начинали свой трудовой путь в нашем роддоме. Нынешним главврачом горбольницы, или, как ее теперь называют, ТМО, Дмитрием Владимировичем Егоровым. Он работал у нас анестезиологом, когда проходил интернатуру, и я помогала ему устроиться на работу в нашу кардиореанимацию. Многие работают в роддоме. Назову хотя бы Светлану Александровну Гребенюк — заместителя директора ТМО по родовспоможению. И я, конечно, горжусь своими учениками.

— Нина Никандровна, многие врачи не раз говорили, что созданная главврачом Иосифом Гесиком и его командой городская больница, система оказания медицинской помощи в Бердянске до последнего времени более или менее исправно работала практически без больших изменений. Например, 90 процентов оборудования было закуплено еще в те годы. Но за несколько десятилетий, конечно, износилось многое: от оборудования до кроватей. Замечаете ли Вы сегодня изменения в системе горбольницы и вообще городского здравоохранения? Как бывший депутат и мать нынешнего депутата?

— Конечно, и всегда говорю своему сыну — депутату Евгению Георгиеву, который возглавляет депутатскую комиссию по гуманитарным вопросам: «Добивайтесь, доказывайте, какое оборудование необходимо покупать для больницы. Я в свое время не стеснялась ходить с протянутой рукой. Вот и старайтесь». Сегодня совсем другая ситуация: на здравоохранение выделяются бюджетные деньги. Я вижу, как много делает для больницы, вообще для здравоохранения городской голова Владимир Павлович Чепурной. И понимаю, как много в решении этих вопросов значит помощь народного депутата Александра Сергеевича Пономарева. И такое сотрудничество дает хорошие результаты. Я, безусловно, радуюсь всему, что делается для больницы. Понятно, что за год-два невозможно выполнить то, что не делалось годами и десятилетиями. Но мы видим, сколько средств выделяется для здравоохранения сейчас, а значит, уровень медицинской помощи бердянцам будет возрастать. Это для меня самое главное.

— Чем сегодня занимается Нина Никандровна Георгиева?

— Выращиваю цветы на даче. У меня более 40 кустов роз разных сортов, целая плантация гладиолусов всех цветов. Есть и две плантации клубники, виноград, который сажал еще Иван Дмитриевич. Я часто сажусь в кресло и слушаю пение птиц, любуюсь цветами.

— В Вашу честь внучку назвали Ниной. Вы хотели бы видеть в ней свое продолжение в медицине?

— Очень хочу, чтобы продлилась наша династия врачей. Нина и похожа на меня. Когда была младше, мы с ней очень дружили. Сейчас она уже старшеклассница, очень занята, учится в трех школах. Но в медицину не собирается, к сожалению. Это ее право, ее жизнь.

— Нина Никандровна, что Вы хотели бы пожелать нашим читателям?

— Конечно, здоровья! И мира нам всем! Чтобы война никогда не дошла до нас, и мы все могли бы жить, работать и радоваться жизни.

Беседовала Валентина ПРЯДЧЕНКО


Наше приложение для iOS

Реклама



Интервью