Воспоминания ветеранов

Смирнова Екатерина

9.05.08 | 12:53
Поделиться ссылкой:  

В партизанском отряде её называли «девчонка»

84-летняя жительница Бердянска Ульяна Пархоменко с 1942 по 1943 годы была в одном из партизанских отрядов Ставрополья. За партизанскую деятельность награждена медалью «За освобождение Кавказа», орденом Великой Отечественной войны 2 степени, орденом «За мужество».

Ульяна Прокофьевна вместе со своей старшей сестрой Галей, сейчас также проживающей в Бердянске, во время Великой Отечественной войны были вынуждены уйти в партизаны: их брат был героем гражданской войны, и оставаться в селе после прихода немцев им было нельзя, а эвакуироваться — некуда.

Отряд, в котором были сёстры, насчитывал около 80 партизан. Кроме них, в отряде было ещё шесть девушек. Прятались партизаны Ставрополья то в горах, то между песчаными барханами. Передвигаться им приходилось на лошадях. Сестра Галя ездила верхом на лошади, а Ульяна Пархоменко — нет: боялась. Ведь когда она пришла в партизанский отряд, ей было всего 17 лет, её в отряде так и называли — «девчонка».

Сначала Ульяне Прокофьевне пришлось дежурить на кухне.

— А на кухне круглые сутки работать приходилось, — вспоминает она. — На сон времени совсем не оставалось, потому что партизаны утром уезжают — надо их покормить, тут же кто-то возвращается — тоже кормить надо, и так всё время, и днём, и ночью. Тогда я стала просить, чтобы меня назначали часовой, дежурить рядом с лагерем. Это немного легче: ночью охраняешь, а днём спишь, но страшно -- темно, ничего не видно. Но потом привыкла.

В разведку ходили все партизаны по очереди, в том числе и Ульяна Прокофьевна.

— В сёла ходили, с народом по окраинам разговаривали, — рассказывает женщина. — Немало было таких людей, которые думали, что немцы занимают все сёла, города, а наши уже не вернутся. А мы говорили: «Не бойтесь, наши вернутся». Листовки мы готовили, раздавали их, расклеивали — если получалось. Это нужно было делать очень осторожно, потому что некоторые жители сотрудничали с полицией — иных заставляли, а иные добровольно…

А в 1943 году, когда территория Ставропольского края была освобождена от немецко-фашистских войск, Ульяна Пархоменко с сестрой вернулись домой, к матери.

— Идти с войсками дальше я не захотела, а подруга моя пошла, — говорит Ульяна Тимофеевна. — Звала меня с собой, но я сказала: «Не хочу больше воевать, хватит с меня».

Ещё через год сестра Галя переехала в Бердянск и вышла здесь замуж, а в 1945 году Ульяна приехала к сестре и тоже создала здесь семью. Работала сначала в милиции, затем в горкоме партии, а с 1961 года по 1994 — в сфере торговли.

«Нам сообщили, что война закончилась, когда мы Берлин прошли»

Для 87-летнего бердянца Тимофея Шендрика война началась в 1942 г., а закончилась — за Берлином, 9 мая.

— День Победы я встречал почти в 50 километрах за Берлином: нам сообщили, что война закончилась, когда мы Берлин прошли, — рассказывает Тимофей Шендрик. — Мы ждали приказа идти дальше, вперёд, как вдруг солдат запыхавшийся бежит: «Война закончилась» — говорит. «Как закончилась?» — «Закончилась, разряжайте миномёты». У нас связь нарушена была, и к нам не могли дозвониться, сообщить об этом. А тут, откуда ни возьмись, снаряд падает. Командир дивизиона только успел крикнуть: «Спасайся, кто как может!» Мы все попадали на землю, а один капитан — так жалко его — спрятался за толстую сосну, а осколок попал ему в висок. Через неделю ему присвоили звание Героя Советского Союза, посмертно. Этот день, день Победы, для нас таким радостным был — мы живы остались! Ведь за эти четыре года столько смертей было, столько ребят молодых погибло!

Война застала Тимофея Павловича студентом первого курса техникума.

— Мне тогда 20 лет было, а на фронт я пошёл через год, — говорит он. — В один день из нашего посёлка Шартанды — это в Казахстане — в армию призвали 370 человек. Почти все погибли на войне. А меня сначала даже и брать в армию не хотели. Это из-за того, что в 1933 году отца выслали в Казахстан как кулака.

Сначала Тимофей Павлович служил рядовым в пехоте. В 1942 году, подо Ржевом, его дивизия была разбита.

— Это было самым тяжёлым, самым страшным за всю войну, — вспоминает ветеран. — Как пошли в наступление, за 45 минут из 9 000 человек осталось в живых только 200. Присоединили нас потом к другой части, там я был связным у комбата, и он мне прямо сказал: «Если ты месяц продержишься на передовой, я тебя представлю к Герою Советского Союза». Но на передовой столько не продержишься: или ранят, или убьют. Я на передовой был три раза ранен, на третий раз серьёзно: перебило кости руки. Меня направили на лечение в госпиталь, а оттуда — на учёбу в медицинское училище.

После учёбы Тимофей Шендрик был направлен на службу в польскую армию, где и прослужил фельдшером три года, до конца войны.

— Так получилось, что у поляков не было фельдшеров — только главные врачи, с высшим образованием, и медсёстры. А как на передовой без фельдшеров? — поясняет Тимофей Павлович.

Закончил он войну в звании лейтенанта медицинской службы. Награждён орденом Победы, орденом Богдана Хмельницкого, Польским Бронзовым крестом, медалями «За отвагу», «За освобождение Варшавы», «За освобождение Прибалтики», «За взятие Берлина», «За победу над Германией».


Наше приложение для iOS

Реклама