Авторская колонка Юрия Перхурова "Театр одного актера"

Перхуров Юрий

17.03.18 | 09:59
Поделиться ссылкой:  

В искусстве — один из самых сложных жанров. Актер выходит на сцену и один, без всякой поддержки, в течение полутора-двух часов держит весь зрительный зал. Нужно обладать особым даром, чтобы только собой заполнить всю сцену и не оставить, в конечном итоге, равнодушной публику. На такой бенефис решится далеко не каждый актер. Ибо провал будет исключительно его провал. Не фильма, не сборного концерта, а именно его. Помимо профессионализма, нужно обладать еще и безусловным талантом, чтобы бенефис неоднократно прерывался и закончился аплодисментами, переходящими в овации. А каждое последующее выступление сопровождалось аншлагом.

Дилетант, выходящий на сцену, рассчитывает на непритязательную, а лучше и вовсе неподготовленную публику, для которой «Собачий вальс» будет являться верхом музыкального искусства. Для такой публики уместен мат, грубые шутки, переходящие в оскорбления, и оголтелая чушь, которая доносится со сцены. При этом сам дилетант занят исключительно собой, у него мания преследования, переходящая в стадию величия. Жидкие аплодисменты только подогревают обе мании.

Более взыскательная публика проходит несколько этапов восприятия дилетанта. Первый — непонимание того, как подобное можно вообще выпускать на сцену. Второй — раздражение от происходящего. Третий (когда становится все окончательно понятно) — гомерический смех, который свидетельствует не о театральных способностях плохого актера, а об их полном отсутствии. Такой смех превращает актера не в кумира публики, но в образец пошлости и дурного вкуса. С таким багажом еще можно какое‑то время выходить на сцену, но не­уклонно пустеющий зрительный зал превращает актера в изгоя. После чего он начинает самоутверждаться с помощью самосъемки собственных выступлений.

Далее следует поиск массовки. Среди которой разыгрывается дешевый спектакль по сценарию, известному только самому лицедею. От бредовости сценария массовка пребывает в состоянии шока. Какие‑либо попытки убедить актера благопристойно вести себя на сцене ни к чему не приводят. После чего он объявляет себя политиком. Перемена амплуа, как ему кажется, поможет вернуть расположение слушателей и зрителей. Начинающий политик для привлечения внимания к собственной персоне должен эпатировать избирателя. Поэтому в ход идут все те же клоунские приемы из репертуара актера-неудачника. Вызывающие только смех и жалость, проявление которых со стороны публики являются политической смертью для любого стремящегося ко власти. Политик может вызывать любые чувства. От обожания до отвращения по вертикали. От уважения до неприятия по горизонтали. Только смех ставит на нем жирный крест, снять который уже не получится.

Отсюда следует обратный путь по возвращению в актерскую гавань, но уже в роли шута. Ибо ни в каком ином статусе зритель его уже не видит. Шутовской колпак — это награда либо для самых мудрых и смелых, либо клеймо для неудачника, во­зомнившего, что сможет играть короля. Первых — единицы, вторых — тысячи. Поэтому, прежде чем решиться на дебют на большой сцене, постарайтесь сначала вызвать улыбку одобрения, а не горькую усмешку у нескольких верных, а потому искренних друзей. Которые прямо скажут, стоит ли игра свеч.


Наше приложение для iOS

Реклама