Улицы полузабытых героев

Семко Алена

25.03.10 | 10:18
Поделиться ссылкой:  

Названия улиц, конечно, нужны для ориентации, но они также словно продолжают жизнь людей, именами которых названы. Со временем мы забываем об их вкладе в развитие страны и города, их имена подсказывают нам только о том, что эти люди в свое время где‑то и чем‑то отличились. Накануне 65‑летия Великой Победы «Бердянские ведомости» решили вспомнить о подвигах героев-земляков, именами которых названы улицы города, их имена должны нам говорить намного больше, чем просто названия улиц.

Четыре тысячи свидетелей войны

Их осталось совсем немного. По информации начальника управления труда и социальной защиты населения Людмилы Виноградовой, до сегодняшнего дня дожили всего около 4 тысяч бердянцев-свидетелей войны, среди которых: 400 человек принимали участие в боях Великой Отечественной войны и чуть более 3500 человек работали в военные годы.

Как рассказала директор Бердянского краеведческого музея Людмила Ноздрина, в нашем городе жили девять Героев Советского Союза. Пятеро из них — Евгения Руднева, Александр Руденко, Дмитрий Чубарь, Михаил Конкин и Матвей Тищенко — родились в Бердянске. После войны в город на постоянное место жительства приехали Герои Советского Союза: Георгий Евстафьев, Анатолий Щербак, Николай Москвиченко, Евгений Кунгурцев. Этим людям установлены памятные доски в районе Вечного огня. Подробнее о героях Великой Отечественной войны можно узнать в экспозиции, а также во время обзорных и тематических экскурсий клуба-музея «Подвиг» (ул. Свердлова, 10).

Мы нашли вдов Георгия Евстафьева и Анатолия Щербака и узнали о подвигах Героев Советского Союза, как говорится, из первых уст.

Улица Щербака (микрорайон Стекловолокно)

— носит имя Героя Советского Союза Анатолия Николаевича Щербака (1924-1976), который жил в Бердянске с 1949 года до конца жизни.

— Анатолий родом из Генического района, — вспоминает вдова Неонила Захаровна, — он добровольцем пошел защищать Родину, принимал участие в боевых действиях на территории Украины и Молдовы в качестве стрелка, автоматчика, командира взвода разведчиков. Одновременно был комсоргом батальона.

В ночь с 13 на 14 апреля 1944 года 1050-й стрелковый полк, в котором служил Анатолий Николаевич, получил приказ с ходу форсировать реку Днестр в районе села Гура-Быкулуй. Когда к вечеру полк сосредоточился в прибрежных садах и кустарниках, три немецких пулемета неожиданно открыли огонь. Анатолий заметил, что огонь, мешающий переправе советских войск, ведется с небольшого острова.

— Чтобы не рисковать жизнью бойцов, Анатолий вошел в холодную воду и при помощи широкой доски сам поплыл в темноту, — вспоминает Неонила Захаровна. — Апрельской ночью под густым туманом, вооружившись пулеметом и гранатами, он незаметно переправился на правый берег Днестра. С помощью оружия ему удалось уничтожить немецкие пулеметные расчеты. Ошеломленные дерзостью солдата, немцы запаниковали. Этим временем советские воины начали форсировать реку. На правом берегу завязался бой. Дальнейшая переправа наших войск стала невозможной.

Группе солдат во главе с командиром пулеметной роты лейтенантом Ежовым все же удалось захватить небольшой плацдарм, но в это время командир был тяжело ранен, и тогда Анатолий Щербак принял командование на себя. Четыре вражеские атаки были успешно отражены, Анатолий Николаевич вел огонь из захваченного немецкого пулемета. Но силы были неравные, и Щербак, условным сигналом ракеты, вызвал огонь нашей артиллерии на себя. Фашисты вынуждены были отступить после 10‑часового боя. Когда около трех часов утра на правый берег Днестра переправились основные силы полка, перед пулеметной позицией Щербака было насчитано более 40 фашистских трупов.

— На другой день в часть прибыло командование, командир полка сказал: «Найдите нам смельчака, который совершил такой героический подвиг». 13 сентября 1944 года Щербаку было присвоено звание Героя Советского Союза.

После войны Щербак с родителями переехал в Бердянск, где познакомился с будущей женой, воспитал дочь Татьяну, работал директором фабрики индпошива и ремонта одежды. В 2006 году на улице Щербака был открыт памятник герою, а на доме, где живет его семья, установлена памятная доска.

Улица Евстафьева (микрорайон Стекловолокно)

В квартире семьи Евстафьевых до сих пор хранятся все письма Георгия Алексеевича (1924-1975) к жене. А вдова Капитолина Николаевна уже второй год пишет книгу воспоминаний о муже.

— Это был удивительный человек с красивой гагаринской улыбкой, — вспоминает Капитолина Николаевна. — До войны он прекрасно плавал, ходил на лыжах, был ворошиловским стрелком. Поэтому неудивительно, что когда 17‑летний Георгий в первый день войны ушел добровольцем на фронт, его забрали в разведку.

Краткосрочные курсы младших лейтенантов — и он уже защищает Мурманск на севере страны. Тут проходит Кировская железная дорога, через которую с английских суден в СССР доставлялись танки, пушки и другая военная техника. Немцы пытались захватить Мурманск. Георгий служил в лыжном разведывательном батальоне, неоднократно был ранен. Позже парень в составе 152‑й Днепропетровской стрелковой дивизии до конца войны защищал города от Мурманска до Берлина. На личном счету солдат имел более 200 уничтоженных противников, на боевом счету разведчика — 76 «языков». Неслучайно боевые товарищи и командиры называли его «разведчик-ас».

— Когда 152‑я дивизия освобождала Днепропетровск, нужно было узнать точное расположение немцев на правом берегу Днепра, — рассказывает Капитолина Евстафьева. — Шесть разведчиков глубокой ночью переправились через Днепр и подошли к немецкому штабу. Георгий Алексеевич ударил двух фашистов ножом в спины, потом проник в штаб и добыл карту расположения немцев. Когда наши разведчики подошли к ограде из колючей проволоки, вдруг подъехала немецкая машина и один из немцев выстрелил. Но выстрел Георгия Алексеевича был более метким… Обратно в дивизию разведчики вернулись около 6.00 утра.

За этот поступок Георгий Евстафьев был удостоен ордена Отечественной войны первой степени. Вскоре он получил звание Героя Советского Союза. Тогда ему было всего 19 лет.

Чтобы захватить плацдарм, штурмовая группа из десяти бойцов отправилась на правый берег Днепра в районе Днепропетровска.

— В холодную дождливую ночь с 18 на 19 октября 1943 года, мимо разрывающихся мин, ребята вплавь пересекали Днепр, — продолжает Капитолина Николаевна. — И когда, изнеможенные, они приблизились к плацдарму и дружно закричали: «Ура!», немцы подумали, что к ним приблизилось не несколько человек, а большое количество советских солдат. Трое с половиной суток длилась стрельба. Удерживая плацдарм, наши бойцы отбили семь атак противников. Георгий Алексеевич в тех боях был контужен и окровавлен. Когда подоспела помощь, немцы были отбиты.

После демобилизации в 1946 году, Евстафьева вновь призвали в армию в 1953 году — для службы в Венгрии и Чехословакии. В послевоенные годы он окончил Высшую разведывательную школу в Москве, двухгодичную Ленинградскую партийную школу, Высшие академические курсы Военно-политической академии им. В. И. Ленина.

В 1962 году в Одесском военном округе Евстафьева направили в Бердянск на должность начальника политотдела полигона. Это было 15‑е место жительства семьи Евстафьевых. В возрасте 51 года Георгий Алексеевич умер, а в Бердянске и по сей день живут его жена, дочь, сын и один из внуков. В память о герое в Бердянске названа улица, а в Днепропетровске возведен памятник.

Улица Чубаря (микрорайон Слободка)

— названа в честь Героя Советского Союза Дмитрия Григорьевича Чубаря (1906–1974). Майор Чубарь родился в Бердянске на Матросской слободе. С детских лет начал выходить в море. Работал по найму у богачей, потом стал организатором рыболовецких артелей, работал в рыбколхозе им. Ленина.

Попав на фронт под Харьков, осенью 1941 года он был назначен политруком роты. Здесь его ранило, контузило. Отступал до Москвы, насмерть стоял со своей ротой на Волге.

После Сталинграда все переменилось. Солдаты жили одним — вперед к Днепру. Первый батальон — в авангарде мехбригады. Им была поставлена задача — ускорить темп наступления. Нашим бойцам надо было проходить в сутки по полсотни километров. Ночью реку удалось форсировать незаметно для врага. Отремонтированный паром и лодки отправились обратно на левый берег, а отряд добровольцев, разделившись на две группы, устремился к селу Зарубенцы. Бесшумно сняли вражеские секреты часовых на окраине села. На заре два друга — Балаян и Чубарь — повели бойцов в атаку. К рассвету село было в наших руках. Так было положено начало создания Букринского плацдарма, сыгравшего важную роль в битве за Днепр.

Утром, опомнившись, фашисты начали стягивать силы и бросать их на десантников. За день гвардейцы отразили шесть атак.

Тем временем в соседнем селе Григоровке, где враг сосредоточил свежие силы, в тяжелом положении оказались форсировавшие Днепр подразделения 51‑й танковой бригады подполковника М.С. Новохатько. Комбат Балаян получил приказ помочь соседям. Мотострелки ринулись в атаку. При штурме высоты, прикрывающей Григоровку, осколок оборвал жизнь Балаяна. И тогда, вдохновленные отвагой комбата, мотострелки во главе с замполитом майором Чубарем, принявшим командование батальоном, устремились на врага. Вскоре, захватив высоту, батальон соединился в Григоровке с частями бригады Новохатько. Весть о подвиге воинов первого мотострелкового батальона облетела весь фронт, готовившийся форсировать Днепр. Каждому участнику десанта Военный совет армии направил приветственное письмо. Генерал Мельников, перед строем вручая такое письмо майору Чубарю первому, взволнованно сказал:

— Вся армия гордится Вами и Вашими бойцами…

32 воина батальона удостоены звания Героя Советского Союза. Такого созвездия не было ни в одном подразделении Третьей гвардейской танковой армии.

После войны Дмитрий Чубарь возглавил Бердянский рыбкомбинат, а на пенсии взял шефство над СШ №6.

Улица Рудневой (микрорайон Колония)

— носит имя нашей землячки Евгении Максимовны Рудневой (1920-1944), которой посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

1943‑й. Девушка бросает взгляд на виднеющуюся вдали полоску земли — это Крым. Он ждет освободителей. Когда стемнело, Женя повела эскадрилью через пролив. Каждую ночь она делала по два-три вылета. Осенний северный ветер принес дожди, на море разразился шторм. Самолеты пришлось привязать, чтобы не сбросило в море. Стихия не унималась день, второй… Десантники радируют: кончилось продовольствие, медикаменты, на исходе боеприпасы. Катера не могут пробиться к десантникам из‑за шторма.

— Может, попытаться хотя бы одному экипажу? — задумчиво произнесла майор Бершанская. — Кто попробует?

Женя Руднева первой сделала шаг вперед. За ней — летчица Серафима Амосова. Они сумели взлететь. Вместо бомб под самолетом висели мешки с боеприпасами. Амосова снизилась до 50‑ти метров, рискуя врезаться в землю. Когда самолет почти повис над костром, Женя дернула за спусковое устройство. Облегченный самолет взмыл в черноту неба и развернулся над головами ошеломленных немцев. Через минуту заметались лучи прожекторов, немцы открыли огонь из пулеметов. Когда самолет приземлился, в обшивке плоскостей и фюзеляже насчитали десятки дыр.

Женя водила через пролив группы самолетов. Так продолжалось почти месяц. «Крылатые ведьмы», так любовно называли храбрых девушек десантники, помогли им выстоять.

Студентка второго курса Московского государственного университета Женя Руднева мечтала посвятить свою жизнь науке — астрономии. Когда началась война, девушка стала одним из первых добровольцев формируемого женского авиаполка. Начинала штурманом экипажа, потом — звена эскадрильи, а через год — полка. Женя установила рекорд полка — за полтора года совершила более 600 боевых вылетов.

Короткая, но яркая жизнь Рудневой оборвалась на 645‑м боевом вылете. В небе над Керчью, когда Женя вместе с летчицей Прокофьевой ночью бомбили вражеские укрепления, зенитный снаряд угодил в бензобак. От огня воспламенились находившиеся в кабине ракеты.

Сегодня у входа МГУ студентов встречает фотография улыбающейся Жени Рудневой. Бердянской девушке поставлен вечный памятник в небе. Малой планете №1907, открытой в Крымской астрофизической обсерватории, Международный планетный центр присвоил имя Жени Рудневой.

Улица Тищенко (Центр города)

— названа именем Героя Советского Союза Матвея Матвеевича Тищенко (1906–1952).

Летом 1944 года разгорелись ожесточенные бои в районе латвийского города Резекне — крупного узла железных и шоссейных дорог в Прибалтике. Войска Третьей ударной армии рвались к Риге, Балтийскому морю. Враг оказывал упорное сопротивление: за его спиной находилась Восточная Пруссия — цитадель фашизма. Оттуда непрерывно подходили подкрепления.

На рассвете, еще до восхода солнца, бойцы первого батальона 1280‑го стрелкового полка стремительной атакой овладели высотой за деревней Буши.

— Занять оборону! — метался возбужденный боем и удачей комбат Нечаев. Командиру минометного взвода лейтенанту Тищенко приказал:

— Ставь минометы прямо в траншеи. Скоро «сабантуй»…

Все понимали, что фашисты не смирятся с потерей такой хорошей позиции. И действительно, не успели минометчики подготовиться, как немцы бросились в атаку. Высотка напоминала жерло вулкана… Лейтенант Тищенко подавал подчиненным пример бесстрашия и стойкости.

Во время десятой атаки, когда немцы подошли на бросок гранаты и взбирались к вершине, Тищенко повел около 20 бойцов врукопашную. «Минометчики под командованием лейтенанта Тищенко уничтожали врага прикладами, ножами, лопатами, — писал в боевом донесении в штаб 391‑й стрелковой дивизии командир полка. — Тов. Тищенко лично застрелил из пистолета четырех немцев».

Фашистов отбросили дорогой ценой. Вместе с раненым лейтенантом на вершину возвратилось только трое бойцов…

После артподготовки враг пошел на неприступную высоту в 11‑й раз. Долгий июльский день был на исходе. По радио передали благодарность командира и сообщили, что на помощь направлена минометная рота. Но лейтенант понимал — она не успеет: немцы, ринувшиеся в 12‑ю атаку, захватят высоту раньше. Тищенко вызвал по радио соседнюю батарею, указал свои координаты. Фашисты лезли напролом. Увидев, что они поднялись стеной и взбираются на вершину, лейтенант с яростью крикнул в микрофон:

— Давай! Огонь на нас!

Залп, будто ураган, смел фашистов с высоты. Подоспевшие на помощь бойцы минометной роты увидели склоны, усеянные вражескими телами. Глубокая траншея спасла лейтенанта и нескольких его боевых побратимов. Их откопали и в тяжелом состоянии отправили в медсанбат.

Демобилизованный по ранению слесарь Матвей Тищенко уже снова работал на родном «Первомайском» заводе, когда пришла весть о присвоении ему звания Героя Советского Союза.

Улица Руденко (Нагорная часть города)

— названа в честь Героя Советского Союза Александра Константиновича Руденко (1910-1964).

Передовые батальоны 375‑й стрелковой дивизии на подручных средствах с ходу форсировали Днепр южнее Кременчуга. На захваченном плацдарме день и ночь шли бои.

— Переправить артиллерию через плацдарм! — приказал командиру отдельной инженерной бригады спецназначения полковнику Васильеву начальник инженерных войск Степного фронта генерал Цирлин.

Ответственное задание полковник поручил 147‑му батальону майора Давыдова. Первым доложил о готовности лейтенант Руденко. Его взвод на острове посреди реки соорудил паром, способный выдержать артиллерию. И в первую же ночь перебросил на плацдарм две батареи 76‑миллиметровых орудий с боеприпасами. Паром сделал шесть огненных рейсов. Над рекой проносились ночные самолеты. Повесив «фонари», фашисты обстреливали паром пушечно-пулеметным огнем, засыпали его бомбами. Но ни один боец не дрогнул. Каждый равнялся на командира. В последнем, шестом рейсе в живых осталась только половина бойцов.

Бригада Васильева получила новую задачу — построить через Днепр мост для переброски танков и тяжелого вооружения. Срок — семь суток. Люди работали круглосуточно под бомбами и снарядами, а пополненный новыми бойцами взвод Руденко был примером для других подразделений. Майор Давыдов, зная, что Руденко почти 20 лет проработал кузнецом на заводе дорожных машин, поручил ему обеспечить надежность и крепость настила. На седьмые сутки через Днепр пошли танки, тяжелая артиллерия.

— Всех отличившихся бойцов и командиров представить к боевым наградам! — приказал Васильев. — Лейтенанта Руденко — к присвоению звания Героя Советского Союза…

После войны, несмотря на тяжелые фронтовые ранения, Александр Руденко возглавлял отделение в винсовхозе-заводе «Жовтнева хвиля».

Улица Конкина (микрорайон Восьмое Марта)

— названа в честь Героя Советского Союза Михаила Парфентьевича Конкина (1915-1960). Его работа была самая рискованная и опасная — воздушная разведка. Выявить вражеские огневые средства — это значит вызвать огонь на себя. За годы войны разведчик сделал более 200 вылетов. Конкин был «глазами» разведки Верховного командования, очень зоркими глазами. «Сведения, которые доставляет старший лейтенант Конкин, не менее значимы, чем уничтоженный вражеский полк пехоты или колонна танков», — писал командир разведывательного авиаполка майор Берман в представлении к награждению летчика первым орденом Ленина.

Особо ценную информацию о противнике разведчик добыл в апреле 1942 года в районе Харькова. Побывав в ближних тылах немцев на скоростном бомбардировщике ПЕ-3, он снял на пленку подтягивающиеся к фронту танковые колонны. Развернувшись, самолет взмыл вверх, чтобы уйти в облака. Но немцы решили любой ценой уничтожить разведчика. Взлетевшие наперехват четыре истребителя атаковали самолет Конкина на высоте более 7000 м. Пулеметной очередью штурман пропорол один из них, и тот факелом ушел вниз. Три истребителя коршунами бросились на «пешку». Снаряды скорострельных пушек дырявили крылья, из фюзеляжа вырвался огонь. Раненый штурман упал. Конкин, бросив самолет в крутое пике, сбил пламя. Но изрешеченная машина разваливалась в воздухе. Вопреки всем законам аэродинамики она чудом не врезалась в землю. Спасло высокое летное мастерство Конкина. Он сумел перетянуть линию фронта и посадить «пешку» «на живот». Метнувшись к фотолюку, он схватил фотокамеру, подхватил неподвижного штурмана и вывалился из самолета. Успел отойти на несколько шагов, и тут ударная волна от взорвавшегося бензобака швырнула наземь. Конкин пришел в себя только на второй день, в медсанбате.

— Где фотокамера? — был его первый вопрос.

— Отправили в штаб, — успокоила медсестра.

Вскоре командование представило Конкина к званию Героя Советского Союза. Герой молодым ушел из жизни — сказались ранения и огромные нервные перегрузки. А на здании ООШ №2 и ныне висит мемориальная доска со словами «В этой школе с 1923 по 1930 гг. учился Герой Советского Союза Конкин Михаил Парфентьевич».

Улица Кунгурцева (микрорайон Военный городок)

— названа в честь командира авиаэскадрильи 15‑го штурмового авиаполка, дважды Героя Советского Союза Евгения Максимовича Кунгурцева (1921-2000). Герой принимал участие в освобождении Ленинграда от вражеской блокады, в Берлинской операции. За годы войны он совершил 210 успешных боевых вылетов, лично уничтожил и повредил 10 танков, 108 автомашин, 46 железнодорожных вагонов…

В 1957 году Кунгурцев закончил Военно-воздушную академию и Высшую военную академию Генштаба Советской Армии. Почти 30 лет он отдал развитию Военно-Воздушных Сил СССР. Бывший сержант дослужился до генерал-майора.

С 60‑х годов Евгений Максимович проживал в Бердянске, был заместителем председателя Приазовского территориального совета по управлению курортами. В память о герое на стене дома №47 по пр. Труда, где проживал Кунгурцев, установлена мемориальная доска. В честь героя назван прогулочный катер Бердянского морпорта «Генерал Кунгурцев».

За помощь в подготовке материала газета благодарит директора Бердянского краеведческого музея Людмилу Ноздрину.


Наше приложение для iOS

Реклама