Заводы в памяти народной

25.02.10 | 10:56
Поделиться ссылкой:  

Еще в конце 80-х годов визитной карточкой завода Дормаш была ее продукция: бульдозеры и скреперы

В памяти бердянцев постарше навсегда останутся заводская «молочка», фабричные босоножки, вина «Приазовское» и «Бердянское», а также коробочки «родной» тюльки, которые служили пропуском в любой кабинет. Сейчас в цехах предприятий, производивших эту продукцию, разместились торговые точки, склады и офисы мелких фирм, а некоторые помещения простаивают в ожидании лучших времен. «Бердянские ведомости» выясняли, как заводские гиганты «уходили навсегда» и какие у них ближайшие перспективы.

«Забытые» цифры

Бывший председатель Бердянского горисполкома в 1979-83 годах Владимир Вержиковский

В советский период Бердянск был достаточно мощным промышленным центром. Заводы, расположенные в нашем городе, выпускали: сельхозмашины, дорожные машины, гидравлические насосы, стекловолокно, кабель, железобетон, подъёмно-транспортное оборудование. А был ещё нефтемаслозавод, большое количество строительно-монтажных управлений. Бердянск ел «собственные»: хлеб, мясо и консервы, пил «своё» молоко. Но во времена перестройки большинство крупных промышленных предприятий либо прекратили свое существование, либо были реорганизованы в более мелкие частные фирмы. Официальную статистическую информацию о тех заводах, которые «ушли навсегда», нам никто не смог дать. В исполкоме ссылаются на то, что заводы и фабрики были государственными, поэтому относились к Фонду госимущества. На сайте Фонда исчерпывающей информации по Бердянску нет. В Бердянском союзе промышленников и предпринимателей знают только о работающих предприятиях, а в музеях города сохранились фотографии и истории о заводах и фабриках, но официальную статистику никто не вел. Также проблематично оказалось ее взять и в отделе статистики.

Сведения об ушедших заводах газете помогли собрать очевидцы тех событий, среди которых: ветераны труда, бывшие председатели Бердянского горисполкома Владимир Вержиковский (1979–83 гг.) и Виктор Дяглев (1983–87 гг.).

«Кто в Запорожье, Киеве и Москве умный, тот в Бердянске еле‑еле дурак»

Председатель Бердянского горисполкома в 1983-87 годах Виктор Дяглев

По воспоминаниям Владимира Вержиковского и Виктора Дяглева, рассвет деятельности местной промышленности пришелся на 60–80-е годы уже прошлого столетия. Самым крупным предприятием по праву считался «Первомайский» завод, на котором в 1984–85 годах работало 8880 человек, следующими по численности были: Азовкабель — 5 тыс. заводчан, Стекловолокно — 3,5 тыс. работников, Дормаш — 2,5 тыс. человек, Нефтемаслозавод и Южгидромаш — по 2 тыс. сотрудников.

В городе работало 27 заводов и фабрик, на которых было занято около 36 тыс. бердянцев. Среди заводов, которые «канули в Лету»: «Прилив», Резинобыт, трест «Бердянскстрой», завод резинотехнических изделий в Колонии, завод продтоваров, мебельная и трикотажная фабрики и многие другие.

— Из «тюлькиного города» мы сделали город-курорт, город-труженик, — с гордостью говорит Виктор Михайлович.

Директора бердянских заводов были известны как сильные, умные и прогрессивные руководители, с ними считались на всех уровнях власти. Это: Олег Викторович Сухарев (Кабельный завод), Иван Андреевич Богуславский («Первомайский» завод), Михаил Николаевич Губанов (Дормаш), Сурен Аванесович Степанянц (Нефтемаслозавод), Василий Петрович Безродный (Южгидромаш), Валентин Иванович Волков (Стекловолокно).

— Помню, как в 1971–72 годах, когда я еще работал в «Народном контроле» и был самым молодым его председателем в Украине, — вспоминает Владимир Вержиковский, — началась шумиха вокруг простоя вагонов. В полшестого утра я приехал разбираться на Нефтемаслозавод, а мне говорят: «Уже директор приехал». В 6.15 я зашел к нему в кабинет: а там Сурен со своим армянским акцентом открытым матом ругается по телефону. Я сел тихонечко и жду. Со словами: «Смотри мне!» он, с лицом бурякового цвета, бросил трубку. Я его спрашиваю: «Сурен Аванесович, кого это Вы «долбали»?», а он мне: «Министра «долбал»! Я уже на работе, а он еще в ванной лежит, понимаешь ли!» И он мог себе позволить такой тон, ведь даже к Косыгину — премьер-министру Советского Союза — ногами двери открывал.

Молокозавод постигла участь большинства советских предприятий: предприятие закрыто, а помещение продается с молотка

Чем «брали» наши предприятия, так это объемами производства, к примеру:

— «Первомайский» завод выпускал 86% союзного производства жаток для раздельной уборки хлебов;

— Южгидромаш — практически 80% погружных насосов, питательных насосов и 100% насосов для атомной промышленности;

— Кабельный завод — примерно 80% союзного производства кабелей дальней связи, 100% морских кабелей, полевых военных, силовых железнодорожных. На кабельном заводе все крутилось вокруг пяти тысяч: у них было 5 тыс. поставщиков сырья, 5 тыс. работающих, 5 тыс. номенклатура и 5 тыс. потребителей;

— Завод дорожных машин выпускал 100% союзного производства бульдозеров, погрузчиков-скреперов, дорожных катков;

— Опытный нефтемаслозавод — 62% союзного производства солидола.

Заводами союзного подчинения были: Дормаш, «Первомайский», Нефтемаслозавод, Южгидромаш, Азовкабель, Стекловолокно.

— Поэтому в Бердянске, в маленьком уездном городишке, мы всегда пижонились, — продолжает Владимир Вержиковский, — а я говорил: «Кто в Запорожье, Киеве и Москве умный, тот в Бердянске еле‑еле дурак».

Но в переломный момент жизни страны, повлекший за собой снятие железного занавеса и открытие «дверей СССР», производство начало «лопаться».

— Когда стали завозить вьетнамскую, китайскую и индийскую продукцию, в Украине поняли, что у нас все механизмы были страшно металлоемкие, низкопроизводительные и очень энергоемкие. Мы были неконкурентоспособными на мировом рынке, — считает Владимир Петрович.

P.S. Мы расскажем далеко не обо всех местных предприятиях, которые раньше славились и в Бердянске, и в пределах всего СССР, а потом были закрыты. Но надеемся, что и эта «капля в море» читателям постарше напомнит о старых добрых временах, а молодых окунет в историю родного города, которая, к сожалению, потихоньку начинает забываться…

«Первомайский завод»

Раньше территория двора «Первомайского» завода была заставлена жатками

Ул. Свободы, 117/3. Бывший кузнечно-прессовый цех «Первомайского завода» преобразовался в супермаркет «АМСТОР», а бывший транспортный цех, здание бытовки — в новый корпус АРИУ-ЗНТУ. В здании заводоуправления расположился корпус БУМиБа.

Среди полузаброшенных зданий цехов и гаражей разместились помещения около десятка частных фирм: мастерских по изготовлению столярных изделий и металлоконструкций, тентов, ковке металлов, магазинов-складов, ремонтных мастерских.

— На территории бывшей компрессорной «Первомайского завода» расположена фирма ООО «Автоцентр-Юг», которая занимается грузоперевозками по территории Украины и бывшим странам СССР, — рассказывает соучредитель ООО «Автоцентр-Юг» Алексей Богуславский. — Другой предприниматель сдает в аренду частным фирмам площади двора.

Никто тут уже не верит в то, что работа «Первомайского завода» может возобновиться, хоть иногда рабочие с грустью вспоминают, какой мощный заводской гигант развивался на этом месте.

Свою историю ОАО «Первомайский завод сельхозмашин» ведёт с 1876 года, когда Джон Гриевз открыл склад заграничных земледельческих орудий и ремонтную мастерскую для них, а впоследствии — и завод земледельческих машин. На этой базе и возник «Первомайский завод». Во время Великой Отечественной войны предприятие было эвакуировано и возвращено в родные стены после освобождения Бердянска в 1943 году.

Выпускали на нём жатки для уборки зерновых, бобовых, подборщики для уборки подсолнечника, косилки для травы.

Любовь Фирсова, проработавшая на «Первомайском заводе» 34 года и ушедшая с должности заместителя директора завода по социальным вопросам, рассказала газете, что «Первомайский» был единственным предприятием в Союзе, выпускающим зерноуборочную технику. А в своё время он был и самым крупным, по численности работников, предприятием в Бердянске.

Так, в 1971 году на нём работало 3600 человек — гораздо больше, чем на Азовкабеле, на Южгидромаше, на Дормаше и на нефтемаслозаводе. На 1989 год приходится «пик» численности работников на «Первомайском» — 9980 человек, и это не считая временных сотрудников и студентов-практикантов. Завод работал в две смены, а третья смена была вспомогательной, «подготовкой производства». С конвейера сходило 200 и более жаток в сутки. В 1990‑х годах, когда из‑за трудностей, переживаемых предприятием, зарплату стали выплачивать нерегулярно, количество рабочих сократилось. «Первомайский» занимал территорию в 56 гектаров и накопил большие долги по налогу на землю. А продукцию, как при Союзе, централизованно уже не  распределяли.

По словам Любови Фирсовой, часть рабочих в 1980‑х годах перешли на «отпочковавшееся» от «Первомайского» КБ «Бердянсксельмаш», а ещё часть — на ОАО «Бердянские жатки», отделившееся от завода в 2000 году. В результате в 2003 году «Первомайский» насчитывал лишь 300–400 работников… 27 декабря 2003 года началась ликвидация предприятия, а 29 декабря 2005 года его ликвидировали.

Рыбкомбинат

В 80-е годы в консервном цехе рыбкомбината работа шла полным ходом

Ул. Горького, 2. Бердянский рыбкомбинат, входивший в «Североазовское объединение рыбной промышленности», работал с 30‑х годов. По словам бывшего заместителя начальника коптильно-вялильно-кулинарного цеха Бердянского рыбкомбината Зинаиды Зачепы, на предприятии было консервное, коптильное, вялильное, кулинарное и морозильное производство. Работали два коптильных цеха: для мелкой рыбы (тюльки, кильки) и для крупной (ставриды, скумбрии).

Борис Зачепа, работавший заместителем генерального директора «Севазрыбпрома» по производству, рассказал, что Бердянский рыбкомбинат в сутки выпускал 12–13 тонн копчёной продукции, 2–3 тонны — вяленой, 50 тонн — солёной, от 20 до 50 тонн — мороженой, а также 40 тысяч банок консервов.

Зинаида Зачепа вспоминает «тогдашние» цены: килограмм ставриды холодного копчения (х/к) стоил 1, 20 рубля, скумбрии (х/к) — 1,70 рубля, тюльки (х/к) — 60 копеек. Заместитель начальника Бердянского морского торгового порта по кадрам и быту Дмитрий Черванский также помнит ещё те, «советские», цены на продукцию Бердянского рыбкомбината: банка консервов «Тюлька в томате» стоила 33 копейки, «Бычки в томате» — 47 копеек. Сушёная тарань стоила по 90 копеек за десяток, а вяленая скумбрия — около 90 копеек за килограмм.

Бердянский рыбкомбинат выпускал продукцию до 2000 года. В свои лучшие времена насчитывал до тысячи сотрудников, но к декабрю 2001 года, когда территорию производственного объединения «Севазрыбпром» приобрёл морпорт, там работало всего 27 человек, включая охрану и подсобных рабочих.

Что будет на месте рыбкомбината? Начальник Бердянского морского торгового порта Владимир Пикинер рассказал, что, согласно Генеральному плану развития порта и инвестиционным проектам, территорию рыбкомбината планируется использовать для развития порта.

Молокозавод

Приемка молока от сельхозпроизводителя

Пр. Пролетарский, 98. Сейчас бывший гормолзавод представляет собой печальное зрелище: надпись большими буквами «ІСЬКМОЛЗАВОД» на крыше здания, оконные проёмы без рам, запертые ворота проходной и баннер с крупной надписью «ПРОДАЖА». Мы дозвонились по указанным номерам телефонов и узнали, что завод вот уже год как выставлен на продажу, собственник просит за него 10 млн грн.

А когда‑то Бердянский гормолзавод перерабатывал около 200 тонн молока в сутки. Основан он был в 60‑х годах прошлого века. И трудилось на нём до 200 человек. Кстати, изначально молокозавод располагался напротив нынешней девятой школы, а хлебозавод — на месте современного ресторана «Кристалл».

— Молокозавод на Пролетарском проспекте был построен по последнему слову техники, — вспоминает Виктор Дяглев, — мне, как главному механику, поручили монтировать фризерную линию по производству мороженого, и вскоре в Бердянске появилось мороженое в вафельных стаканчиках. Масло в Бердянске было самое лучшее, а мастер маслоцеха Виталий Андреевич Горбачев слыл кудесником маслоделия и славился чуть ли не на всю Украину.

Каждую неделю в Москву отправлялся вагон бердянского масла.

По словам Владимира Вержиковского, молокозавод сначала расфасовывал молоко и кефир, а затем и топлёное молоко — в бутылки. Потом наступила «эпоха» пакетов. А после того, как в Мариуполе и Мелитополе запустили новые линии по производству молочной продукции, её стало выгодней возить оттуда, к тому же она и качеством была лучше, и ассортимент был шире. В довершение ко всему здание завода было построено с нарушением технологий, и из‑за постоянной влажности начали разрушаться балки перекрытия. Но делать ремонт и обновлять технологические линии было дорого…

Обувная фабрика

Так теперь выглядит бывший цех Бердянской обувной фабрики

Ул. Приазовская, 147. Узнать, где находится бывшая обувная фабрика, теперь непросто. О том, что в глубине насаждений деревьев стоит здание, «говорит» лишь указатель «Ателье» на проезжей части дороги. Когда мы туда вошли, то увидели, что помещение заводоуправления пустует, а незначительную часть территории арендуют несколько частных структур.

Бердянская обувная фабрика была основана в 1969 году. По словам Виктора Дяглева, она была единственной в Украине по производству обуви из искусственных материалов. Технологию производства бердянцы «переняли» у англичан. На нашей фабрике выпускали до 3,5 млн пар обуви из синтетической кожи, также был запущен один конвейер для выпуска кожаной обуви.

Бывший начальник центральной лаборатории Бердянской обувной фабрики Зоя Игошева вспоминает, что работало здесь 1200 человек. Выпускали преимущественно женскую и девичью летнюю обувь с открытыми носами и пятками, которая стоила всего около 10–20 рублей.

Как рассказал Владимир Вержиковский, в начале перестройки из‑за рубежа начала поступать китайская обувь — тоже недорогая, но лучшего качества. Вот тогда Бердянская обувная фабрика не выдержала конкуренции, даже несмотря на то, что попытки удержаться на плаву были (запускались в производство новые модели). В 1983–1984 годах начался упадок фабрики, а примерно в 1993 году она перестала выпускать продукцию.

Директор ЧП «Прогресс» Геннадий Бончев по телефону рассказал о перспективах, ожидающих предприятие:

— Мы планируем возродить здесь производство, ремонтируем помещение. Территорию и помещение фабрики готовим под инвестиционный проект. Сначала мы намеревались выпускать здесь солнечные батареи, вели переговоры с японцами. Переговоры закончились ничем. С итальянцами мы собирались изготавливать джинсовые ткани и изделия из них, но из‑за нестабильности в стране инвесторы боятся вкладывать деньги. Мы предложили китайцам создать на базе фабрики европейский склад автозапчастей. Но ответа от них пока нет.

Винзавод

На продукцию винзавода крепились акцизные марки

Пер. Котельный, 2. В дверь, над которой красуется вывеска «Бердянський виноробний завод», можно пройти беспрепятственно — она не заперта, а охрана, как написано на листке бумаги, «находится на втором посту». Ворота возле проходной заперты.

Владимир Вержиковский называет Бердянский винзавод «рождённым заведомо больным ребёнком». «Родился» он, кстати, в начале 1970‑х годов.

Бывший весовщик агрокомбината «Азовский», включавшего в себя совхоз «Жовтнева хвиля» и винзавод, Валентина Пасечник говорит, что агрокомбинат выращивал много продукции. Большие партии яблок и винограда отправлялись даже в Якутию. Ассортимент продукции, выпускаемой винзаводом, был велик: «Вермут», «Портвейн», «Лиманское», «Солнце в бокале», «Катерина», «шипучие» вина типа шампанского, водка на ореховой настойке, а также плодово-ягодные вина. Производились и «фирменные» вина — «Приазовское» и «Бердянское».

— Эти креплёные вина по своим вкусовым качествам были среднего качества. В нашей зоне плохо произрастает виноград с высоким содержанием сахара, и потому сухие вина получаются слишком кислыми, — вспоминает Владимир Вержиковский.

Работало на винзаводе около 400 человек.

Как пояснил Владимир Вержиковский, подкосила предприятие начавшаяся в 1982 году кампания по борьбе с «зелёным змием». Сырьевая база винзавода была уничтожена. В 1983–1985 годах начался упадок завода. В 1990‑е годы винзавод отделился от винсовхоза. В 2000‑х годах пытались наладить производство, но эти попытки оказались неудачными.

Плодоконсервный завод

Ул. Промышленная, 9/6. Плодоконсервный завод представляет собой наглядный пример разрухи, охватившей немалую часть украинских предприятий. На самом заводе работают два человека, обслуживающих сети и коммуникации, за территорией следит охранная служба. В бывшем админздании завода площади сдаются в аренду под магазин-склад запчастей для сельхозтехники и цех по производству салатов, часть других помещений — под рыбный цех и оптовый склад мороженого.

Плодоконсервный завод был построен в 1965–1966 годах, и работало здесь 60–80 человек. Руководил предприятием Николай Павлович Данукало. «Коньком» выпускаемой продукции был томатный сок хорошего качества. Также выпускали яблочный сок, «закрутки» из помидоров, огурцов и кабачков. Сырьё на плодоконсервный завод поступало из совхоза «Таврия». В совхоз на посадку, сбор и переработку урожая направлялись работники разных предприятий. Когда у этих предприятий начались затруднения, то плодоконсервный завод без дешёвой рабочей силы тоже стал неуклонно чахнуть.

ООО «Бердянский консервный завод ТД» пытался выпускать и мясные консервы — но куда ему было тягаться с Бердянским мясокомбинатом! Тот перехватывал всё мясное сырьё, которого и так становилось всё меньше и меньше.

Что ожидает бывший плодоконсервный? Нынешний собственник — киевская фирма «Лехтрейдторг» — выставила его на продажу…

Алена Семко, Екатерина Смирнова


Наше приложение для iOS

Реклама