История музейного дела в Бердянске (часть вторая)

Токовенко Андрей

27.05.17 | 10:15
Поделиться ссылкой:  

За всю свою историю бердянские музеи постоянно испытывали проблемы с нехваткой выставочных площадей, штата работников и финансирования. В разные годы решались они по‑разному, иногда — в пользу учреждений культуры, иногда — нет.

История музейного дела в Бердянске (часть первая)

Планов громадьё

На первых порах идею Исаака Бродского основать в Бердянске художественный музей городские власти приняли с большим воодушевлением, тем более что живописец поставил цель «сделать музей первоклассным», а также обещал «помогать этому музею всю свою жизнь». Горсовет даже настаивал ускорить открытие картинной галереи, для чего в распоряжение Бродского были предоставлены не только лучшие помещения, а и ресурсы коммунальных служб для их ремонта и оборудования.

Первая экспозиция художественного музея им. Бродского, 30-е гг.

Очередь в художественно-краеведческий музей, 30-е гг.


Коллекция художественно-краеведческого музея постоянно увеличивалась (Бродский пополнял экспозицию не только галереи, а и исторического отдела), и уже спустя год, в августе 1931‑го, городской совет констатировал: «Помещение музея не соответствует ни своими размерами, ни расположением потребностям и перспективам развития». Власти приняли решение: выделить дополнительные площади, деньги на ремонт и увеличение штата научных и технических работников, улучшить

охрану музейных ценностей.

Научный сотрудник Анна Извекова проводит экскурсию в краеведческом музее, 30-е гг.

Под расширение музея временно передавалось здание Дома санобразования. При этом санобразование переводилось в бывшую кенасу, где располагался ОСОАВИАХИМ (оборонная организация, предшественник ДОСААФ), а ОСОАВИАХИМ (как следует из текста решения) — «в клуб им. Сталина или какое‑то другое помещение». На всю рокировку коммунальной службе давался недельный срок! В дальнейшем музей должен был занять бывшее здание Первого Бердянского Совета (нынешняя музыкальная школа). «Ремонт и оборудование этого здания провести согласно требованиям музея. Это постановление широко популяризировать среди трудящихся», — говорилось в решении президиума Бердянского горсовета.

Бердянская караимская Кенаса, начало XX в.

Здание Первого Бердянского большевистского совета, 1918 г.


В наши дни трудно представить, чтобы власти города с такой лёгкостью распоряжались лучшими административными зданиями в пользу учреждений культуры. Однако громадьё планов в основном осталось на бумаге, для расширения краеведческих отделов музею передали стоящее по соседству здание бывшего Бердянско-Ногайского банка. Одно из самых красивых в центре города.

Музей краеведения в 30-е гг. (бывший Бердянско-Ногайский банк), перед входом экспонаты: пушка из Петровской крепости и каменные «бабы»

Не всё просто было и с финансированием. В 1935‑м годовой бюджет музея составил 29 000 руб., но почти 80 % суммы составляла зарплата его 11 работников. Спустя три года в письме Бродскому (к тому времени Исаак Израилевич из‑за болезни отошёл от дел) сотрудники Бердянского музея Н. Приблудная и Г. Манохин писали: «В данное время картинная галерея находится в неопределённом положении: комитет искусств до сих пор не принял её, и она влачит довольно жалкое существование на те небольшие крохи, которые ей может уделить музей краеведения из своих бюджетных ассигнований».

Но эти ассигнования невелики, всего 45000 руб. в год и, конечно, для нормального роста и развития галереи не было подходящих условий». Поправить финансовые дела похоже удалось в 1938-1939 гг., когда картинная галерея была выделена в самостоятельный областной художественный музей.

Поправить финансовые дела, похоже, удалось в 1938 – 1939 гг., когда картинная галерея была выделена в самостоятельный областной художественный музей.

Коллектив художественно-краеведческого музея. В центре сидит Георгий Манохин, нашедший скелет южного слона, 30-е гг.

«Беспризорный музей»

Именно так называлась статья директора Осипенковского (в 1931 – 1958 гг. Бердянск назывался Осипенко) областного художественного музея Агнии Петерс, написанная в 1945 году. Поводом для её написания послужила ситуация, в которой оказалось бесценное художественное собрание после войны. Принято считать, что после нацистской оккупации здания городских музеев были сожжены и разрушены, как и 80 % всего жилищного фонда города. Но, похоже, ситуация обстояла иначе. Как следует из статьи Петерс, после возвращения музейных коллекций из эвакуации, «ящики с ценностями были перевезены в особняк в городском сквере (бывшая приходская школа католического костёла в парке Шмидта, — прим. ред.) и сложены в небольшой комнате. В то время как вполне сохранившийся корпус здания, где находился музей до войны, заняла столовая смешторга». Очевидно, подобная ситуация в послевоенной Украине была повсеместной (мало-мальски уцелевшие здания в первую очередь приспосабливали для нужд населения), поэтому пленуму ЦК КП(б)У пришлось принять специальное постановление, требующее освободить здания культурно-просветительских учреждений.

Здание католической школы в парке им.Шмидта, после войны здесь размещались краеведческий и художественный музеи

В течение года храм искусства безрезультатно боролся с общепитом. «Огромной ценности картины прославленных русских художников единственного в нашей области художественного музея по‑прежнему лежат в маленькой комнатушке, совершенно непригодной для хранения картин, — пишет Агния Петерс. — О таком сиротском положении фондов музея хорошо осведомлены областные организации и местные осипенковские, но мер к законному выселению столовой из музейного здания не принимают. Время идёт, и до этого обветшалые картины перевозками во время эвакуации окончательно могут погибнуть». Но и в таких условиях музей им. Бродского продолжал свою работу.

Вера Енина – украинская писательница, уроженка с.Новотроицкое Бердянского района.

Остап Вишня -украинский писатель-сатирик, 1920-е гг.


17 лет городская общественность, в том числе и известная украинская писательница Вера Енина, добивались достойного помещения для художественного собрания. В 1962 году музею предоставили небольшое здание на ул. Дюмина (ныне Итальянской), 15, с печным отоплением. И лишь в 1976 году после реконструкции выставочные площади были расширены, здесь он просуществовал до 2004 года.

Здание Бердянского художественного музея в 1960-х гг.

Выставочные залы Художественного музея после реконструкции 1976 г.

К слову, когда в начале 60‑х на месте довоенного музея развернулось строительство многоквартирного дома (напротив нынешнего рыночного тента на ул. Свободы), горсовет заверил Министерство культуры УССР, что художественному музею выделят весь первый этаж в новостройке. Но когда дом был закончен, первый этаж занял… гастроном.

Дом по ул.Свободы, 73, где планировали разместить художественный музей

Интересно, что свою «гастрономическую» историю имеет и Бердянский краеведческий музей, который долгое время делил крышу с художественным в парке Шмидта. Нынешнее помещение на пр. Победы, 14, музей занял не совсем законным способом — в 1958 году находчивые краеведы просто взяли и вселились туда. Предназначалось оно изначально под гастроном.

А вот когда в 1979 году в бывшем доме начальника порта Бердянский горком партии решил создать мемориальный дом-музей Петра Шмидта, проживавших там 14 семей отселили. Ради музея людям дали новые квартиры! Создание музея истории города в 2005 году обошлось городской казне и меценатам в сумму около полумиллиона гривен, а новый художественный музей в 2007‑м — почти в 2 миллиона.

Бывший дом начальника Бердянского порта, до создания в нём музея им.П.П.Шмидта



Музей, которого не было

Коренные бердянцы не раз слышали о существовавшем якобы в нашем городе «Музее костылей» на курорте. На самом деле это лишь городская легенда, возникшая с лёгкой руки классика украинской литературы Остапа Вишни, пояснила директор Бердянского краеведческого музея Людмила Ноздрина. Отдыхавший в 1926 году на азовском побережье, писатель оставил ряд юмористических зарисовок о Бердянске. Отзываясь о действенности лечения на бердянском курорте, литератор писал, что после наших грязей пациенты бросают свои костыли и пускаются в пляс. И уже народная бердянская молва «пристроила» брошенные костыли в «музей». Кстати, Музей истории курорта есть, но костылей в нём нет.

Музей истории Бердянского курорта

А вот несколько вполне реальных музейных проектов в нашем городе так и не удалось осуществить. К примеру, в 80‑х годах краеведческий музей просил городскую администрацию передать ему здание кенасы для создания музея национальностей. В 1988 году исполком выделил морскому порту участок под строительство 9‑этажного дома рядом с краеведческим музеем, при условии, что к музею будет пристроено двухэтажное крыло. Был разработан и утверждён проект музейной пристройки, но, построив дом, от своего обещания расширить музей порт отказался. Теперь на этом пустыре разместилась коллекция каменных баб.

Проект дома, который построил порт

Место где должна была быть музейная пристройка, обещанная портом

Вынашивал отдел культуры Бердянского горисполкома в середине 2000‑х и идею строительства т. н. лапидария — музейного павильона для защиты половецких статуй. К этому же времени относится и другой проект отдела — музеефикации Бердянского скифского кургана и создания там целого туристического комплекса. Возможно, со временем в том или ином виде реализовать эти проекты удастся. Как видим, к музейному делу в нашем городе фортуна очень переменчива.

При подготовке использованы материалы из фондов БХМ им. И. И. Бродского и Бердянского краеведческого музея.

Продолжение следует


Наше приложение для iOS

Реклама


comments powered by HyperComments