Прикосновение к истории. Половецкие бабы: за семь веков до Бердянска

Аннинская Ирина

14.08.16 | 17:01
Поделиться ссылкой:  

Они стоят неподвижно в самом центре Бердянска и наблюдают за нами. Мы привыкли к ним, как к части городского пейзажа, совершенно не задумываясь над тем, каким чудом, какой древней тайной они являются. Бывали дни, когда мне доводилось несколько раз проходить мимо них, совершенно не осознавая, что они собой представляют, откуда появились и что делают здесь, в сердце современного города.

Чьи терпеливые и сильные руки обтесывали эти камни, чей облик хотели им придать? В каких местах, под каким небом они возвышались, когда этого города не было еще и в проекте? Какие пейзажи и каких людей видели эти каменные глаза? Может быть, стоит спросить их самих…

«Если бы камни умели говорить» — не знаю, кто придумал эту присказку, но она точно не является правдой. Дело в том, что камни еще как умеют говорить! Потому что им есть что рассказать, ведь они живут на этом свете намного дольше, чем кто бы то ни было, а значит, и видели намного больше.

О том, что камни не молчат, я впервые узнала в Египте, когда подняла охровый осколок в ущелье мертвых фараонов, приложила к уху, как прикладывают обычно морские раковины, — и из глубин его хлынули стоны песков и крики верблюдиц, голоса на древнем языке…

Каменные бабы, призраки степей, окаменевшие сторожа курганов… Многие по ошибке считают их скифскими, на самом же деле большинство этих изваяний пришли к нам из средневековья и сделаны руками народа, жившего в наших степях в XI – XIII веках и носившего имя «половцы». Так именовали их русские летописцы. В арабских и персидских сочинениях их называли кипчаками, в византийских и латинских — куманами. Происхождение этих кочевых племен до сих пор не до конца изучено, но самые разные источники свидетельствуют о том, что за этническим термином «половцы» скрывается пестрый конгломерат степных племен и родов.

Первоначально, как говорят историки, их родиной были земли севернее Алтая в Прииртышье. Затем из‑за политических и климатических изменений после долгих мытарств кипчаки оказались в запорожских степях. В 1055 году половцы впервые столкнулись с русичами, и в течение следующих двух столетий половецкая история представляла собой бесконечные войны с русскими княжествами. О событиях тех лет можно прочесть в русских летописях.

Свою территорию они называли «Дешт и кипчак», что можно перевести как «Поле Половецкое». Северная граница Половецкого поля проходила на Левобережье Днепра — в междуречье Ворсклы и Орели, на Правобережье — в междуречье Роси и Тясмина. На юге оно включало северокавказские, крымские, причерноморские и наши приазовские степи.

Половцы не создавали своего государства. Половецкий народ разделялся на несколько родов, носивших названия по именам их предводителей. Роды объединялись в крупные племенные союзы. Во главе орд стояли ханы. К началу XII века, по подсчетам историков, существовало около 15 половецких орд, каждая из которых достигала 40 тысяч человек.

Половцы разводили скот, вместе с которым кочевали с места на место. В наших степях вольготно чувствовали себя лошадиные табуны, овечьи отары, стада верблюдов… Степи в те времена выглядели совсем не так, как сегодня, это были дикие прекрасные места, на сотни километров покрытые буйными травами, в которых лошади скрывались, как кошки в бурьяне. О том, как кочевники были привязаны к своим степям, к вольной жизни под бескрайним небом, ходили легенды. Русская летопись сохранила трогательный рассказ о том, как половецкий хан Атрак, несколько лет бывший на службе у грузинского царя, в миг бросил все и вернулся на родину, как только гонец, прибывший оттуда, дал ему понюхать степной евшан-травы. Под евшан-травой скрывается обычная полынь, которой и сегодня полно в наших краях. Кстати, тема полыни продолжается уже в украинской литературе XIX века, где называется травой-зельем, возвращающим людям память.

На всей территории кочевья у половцев были стоянки, летние и зимние. Именно зимы половцы предпочитали проводить ближе к берегам Азовского моря, где устраивали «зимники» с запасами корма для скота.

С войной в крови

Таким половецкого хана увидело воображение художника

Но не скотоводством единым жили степные бродяги. Особое место в их жизни занимала война, война гудела в их крови, звала в далекие походы… Половцы были прекрасными наездниками и стрелками, у них был свой военный строй и своя военная стратегия. Как рассказывают очевидцы-летописцы, они «в совершенстве владели способом облавного нашествия, а двигались так быстро, что за сутки покрывали расстояние восьми дней пути…»

Даже своих покойников половцы хоронили готовыми к бою — с тушей боевого коня или с его чучелом. Конь взнуздан и оседлан, всадник — вооружен.

Детей учили держаться в седле и стрелять из лука с двух лет! Неудивительно, что половцы были просто нереально ловкими лучниками, которые могли на скаку сбить на лету любую птицу. Для своего времени у половцев были технически продвинутые, сложносоставные луки. Известной их тактикой было окружение врага и засыпание стрелами.

Кстати, половецкие женщины были наездницами не хуже мужчин и так же виртуозно обращались с луками и стрелами. Во время раскопок одного из курганов в селе Дмитровка Бердянского района в половецком захоронении X – XI века был раскопан скелет молодой половчанки, погибшей в бою. В ее груди застряли два железных наконечника стрел. Об этом можно прочесть в книге «Нариси з історії та археології Бердянського краю» (авторы Валентина Папанова, Арсений Голик, Катерина Калиниченко).

Жили половцы в крытых повозках или войлочных юртах (как рассказывает «Слово о полку Игореве», Игорю удается сбежать из плена хана Кончака, подняв край войлочной юрты). Кстати, ногайская юрта, изображенная на гербе Бердянска, практически не отличается от половецкой.

Повседневной одеждой половцев были рубаха, кафтан, штаны и кожаные сапоги, крепившиеся к поясу сложной системой тонких ремней. Любили они и украшения, даже мужчины носили в ушах серьги. Остатки этих одежд, серьги и бусины, шейные гривны археологи до сих пор находят в половецких захоронениях, которых степняки немало оставили в наших краях, ведь это был многочисленный народ.

Загадочные и красивые

А так, вероятно, выглядел один из реальных половецких ханов, реконструкция лица и костюма сделана на основании половецких статуй и черепа, обнаруженного в могильнике

По одной из версий, имя «половцы» связано с желтым цветом волос, так как происходит от русского «полова» — солома, тем более что слово «куманы» также переводится как «светлый». Есть еще и слово «есарык», которым звали половцев, оно не только означает желтый, бледный, но и является, видимо, основой современного турецкого «сарышин» — «блондин».

Все это выглядит немного неправдоподобно, ведь речь идет о кочевниках, пришедших с востока. Но встречаются и другие версии, например, о том, что русские звали их половцами вовсе не из‑за цвета волос, а из‑за цвета кожи…

Еще версия: «половец» происходит не от соломы, а от «оного пола», или другой стороны, имеется в виду другой берег реки. Слово «онополовец» встречается в русских летописях в значении — живущий по ту сторону реки. Изначально половцы кочевали по левому берегу Днепра, в то время как правый оставался русским.

Некоторые исследователи считают, что тайна происхождения названия половцев никогда не будет разгадана, так как они оставили после себя слишком мало письменных документов.

В любом случае все это лишь предположения, в то время как антропологи, основываясь на строении черепов, обнаруженных в половецких погребениях, делают вывод, что половцы отличались правильностью черт, больше европеоидных, чем монголоидных, имели овальные лица без выдающихся скул и носы с мягкой горбинкой.

Также сохранились свидетельства иностранцев-путешественников, которые отмечали красоту половецкого народа, имея в виду не только красоту лиц, но еще стать и умение владеть своим телом, двигаться быстро и красиво.

Особенно красивы были половецкие женщины, многие русские князья с удовольствием брали половчанок в жены. На дочери половецкого хана Аепы был женат Юрий Долгорукий. Сын князя Всеволода Большое Гнездо Ярослав был женат на дочери хана Юрия Кончаковича, князь Андрей Владимирович Добрый взял в жены внучку хана Тугоркана.

Летопись упоминает десять случаев женитьбы русских князей на половчанках, хотя их, явно, было больше, с половецкой принцессой на Русь прибывали ее подруги, которые выходили замуж за представителей окружения князей. Кроме того, русские уводили половчанок и во время удачных походов в степь. Обратные случаи, когда русские аристократки попадали к кочевникам в качестве невест, почти не упоминаются в источниках. За исключение одного, когда овдовевшая русская княгиня сама сбежала в степь к хану Башкорту.

Духи предков

Каменные бабы из коллекции Бердянского краеведческого музея старше нашего города приблизительно на 7 веков!

Большинство половецких погребений археологи находят в курганах более ранних эпох, над особенно знатными покойниками половцы насыпали курганы из земли и камня. Как раз возле захоронений, на возвышенности половцы и устанавливали каменных баб, символизирующих предков, культ которых был важной частью их религии.

Французский монах де Рубрук отмечал в своих путевых записках, что половцы «насыпают большой курган над умершим, ставят ему статую, обращенную лицом на восток, которая держит в руках перед пупком чашу». Если присмотреться внимательно, то практически у всех баб, стоящих возле нашего музея, руки прижаты к низу живота и удерживают что‑то похожее на  узкий сосуд.

Каменных баб делали бродячие мастера, которые переходили от стана к стану в поисках заказов, камни брали в окрестных каменоломнях. Вероятно, некоторые из них окрашивали органическими красками, остатки которых кое‑где сохранились.

Сакральное значение каменных баб для половцев было очень велико. Они почитали их как богов, поклонялись им и приносили жертвы, о чем свидетельствуют остатки бараньих костей, которые находят возле статуй.

Этимология слова «баба» восходит к тюркскому «балбал» — пращур, предок. Половцы верили в бессмертие души, в то, что, переходя в иной мир, душа предка приобретает особенную силу для того, чтобы помогать родным, приносящим им жертвы.

По одной из версий, половцы верили, что каменная баба становится временным вместилищем души предка до следующего перерождения.

Время расцвета изготовления каменных баб приходится на вторую половину XII века. К началу XIII века традиция установления каменных изваяний над могилами половецкой знати практически сошла на нет.

Уничтожение каменных баб начали монголо-татары. Об этом свидетельствуют погребения XIII – XIV веков, где порой обнаруживают разбитые статуи. В более массовых масштабах уничтожение продолжалось, когда степи начали заселяться русскими и украинцами. Статуи использовались ими как строительный материал при сооружении домов.

Интересно, что позднее, когда степи уже были освоены, каменные бабы перетаскивались с курганов специально поближе к дорогам — их превращали в постоянные дорожные знаки. Тысячи, возможно десятки тысяч статуй были варварски уничтожены. Они дробились, шли в фундаменты, просто из баловства разбивались. В Бердянском краеведческом музее есть баба, превращенная в поилку для скота.

Сегодня осталось всего около 2 тысяч каменных баб, и 30 из этого уникального и бесценного наследия находятся в нашем краеведческом музее.

Говорящий с волками

…Солнце нещадно жарит над степью, в небе ни облачка, лишь дрожат черными точками жаворонки. А цветущие травы пахнут так, что можно лишиться разума. На самом высоком холме над степью столпились каменные истуканы, духи рода… С этого холма им лучше всех видна степная долина, по которой, будто по океанской поверхности, бегут зелено-золотые волны.

И вот откуда‑то издалека угадываются звуки: степь наполняется ржаньем и топотом, скрипом телег, гортанными выкриками — приближается орда. Первыми выныривают из‑за холма узкие полотнища знамен на длинных древках, ветер треплет алые с золочеными кистями треугольники, и рассмотреть вышивку на знамени удается не сразу. Вот ветер делает вдох, на миг распрямляя знамя, и на мгновение становится очень хорошо видно, что на ткани вышита волчья голова. Узкая длинная морда с острыми, плотно прижатыми ушами, нос сморщен, в оскале видны зубы…

***

Волк был тотемным животным половецких ханов рода Бурчевичей, имя которых происходило от тюркского bori (волк). Один из предводителей рода Бурчевичей, хан Боняк, вместе со своим соратником, ханом Тугорканом, стал героем русских былин и воплощением ужаса для русского народа. Хан Тугоркан появляется в сказаниях под именем (и сегодня хорошо известного благодаря полнометражному мультфильму) Тугарина Змия. Именно в период русско-половецких противостояний был создан цикл русских народных сказок, где фигурируют многоглавые змии, пожирающие людей. Змей Горыныч — лютый враг древнерусских богатырей — это собирательный образ половцев. По этому поводу приходит на ум загадочная каменная баба, хранящаяся в Приморском краеведческом музее, у статуи… две головы (вернее, уже одна, так как вторую кто‑то отбил).

Боняк же фигурирует в украинских сказках и песнях под именем Буняки Шелудивого, отрубленная голова которого катается по земле и уничтожает все живое на своем пути. По некоторым источникам, образ Буняки Шелудивого стал прообразом гоголевского Вия.

Однажды Боняк со своими воинами покусился даже на Киев и сжег его предместья. У Боняка была особенная тактика боя — стремительный налет и стремительное отступление, именно поэтому русским его никак не удавалось убить или взять в плен.

Летописи всегда называют Боняка псом, видимо, подчеркивая его отношение к волкам. Образ Боняка, по‑моему, вообще очень мистичен и сказочен. Современники приписывали хану необыкновенные способности.

Например, считалось, что он не просто поклонялся волку, как тотему своего рода, но и понимал язык этих зверей и даже умел превращаться в волка.

В «Повести временных лет» есть кусок о волхвовании хана Боняка перед битвой на реке Вягра в 1087 году, в котором он разговаривает с волками.

***

…Гигантская вспухшая луна лениво плыла над рекой, отражаясь в черных водах и сосредоточенно застывших глазах хана. Подумав секунду, он решительно вскочил на коня и, пригнувшись в седле, быстро поскакал вглубь степи.

Ожидавшие его воины молча глядели вслед удалявшемуся всаднику, тускло сверкали в лунном свете металлические шпоры, вздымался и падал, хлеща по спине, тяжелый конец черной косы.

Доскакав до ближнего холма, на вершине которого вырисовывались узкие силуэты каменных баб, Боняк легко спрыгнул с коня и замер, запрокинув в небо лицо, застывший профиль был хорошо виден на фоне луны. Губы его вытянулись, кадык дернулся, и из горла мужчины вышел долгий, громкий вой.

Смолкнув, он все также смотрел в небо, вернее, веки его были опущены в ожидании. И тут в одно мгновение, казалось, со всех сторон одновременно, взрывая тишину ночи, вступили волчьи голоса. Степные волки ответили Боняку…

***

После этого странного обряда, как говорит летописец, Боняк вернулся в лагерь и без тени сомнения рассказал союзникам, что в завтрашней битве победа будет в их руках. Так и случилось. Неудивительно, что после таких чудес хану Боняку верили, как верят волшебнику. А он, собственно, и был им, в каком‑то роде. Помимо роли полководца, хан выполнял и роль жреца, в совершенстве зная и практикуя все половецкие жреческие обряды с камланиями, гаданиями на сгоревших бараньих лопатках и общениями с духами предков в образе каменных баб.

Так что, индейские легенды Квилетов меркнут перед половецкой реальностью, разворачивавшейся в украинских степях. Хан Боняк возглавлял Приднепровское объединение половцев, к которому в одно время примкнули и наши, Лукоморские половцы, так что не исключено, что хан мог бывать в наших местах. Вполне вероятно, что какая‑то из скромно умалчивающих об этом бердянских каменных баб была создана как раз во время Боняка и даже видела этого человека или других, не менее интересных половецких личностей, молва о которых не дошла до наших времен.

А волки, кстати, и теперь — аборигены наших степей, жители Бердянского района знают это не понаслышке. Чучело степного волка можно увидеть в краеведческом музее и в офисе общества охотников и рыболовов. Не исключено, что предки этих волков 900 лет назад под пристальным взглядом каменных баб предсказывали завтрашний день хану Боняку (или другому половецкому шаману, знающему звериный язык).

Половецкий закат

В 20‑е годы XIII века половцы были покорены монголами, которые уже к середине века окончательно разгромили их. После этого упоминания о половцах в летописях прекращаются и степные кочевники уходят в небытие.

Однако так кажется только на первый взгляд. На самом же деле половецкая кровь может оказаться в любом из нас, так как это был очень живучий народ. Часть половцев, не смирившихся с поражением, ушла на Балканы, в Малую Азию и Венгрию. Многие были обращены в рабство и проданы в Египет, где из юношей-кипчаков формировали военные подразделения мамелюков, отличавшиеся высокими боевыми качествами. Мамелюки сумели войти в правящую элиту, более того, ряд египетских султанов имели половецкие корни. Например, султан Бейбарс, правивший Египтом 17 лет (он, кстати, был из рода волков-Бурчевичей).

Существует также версия, что под властью Золотой Орды половцы сумели ассимилировать завоевателей, в результате чего язык кипчаков превратился в один из языков межнационального общения в государстве и лег в основу крымско-татарского, татарского, башкирского, казахского, карачаево-балкарского и других современных языков.

P. S.

По исторической ценности каменные бабы стоят в одном ряду со скульптурами Египта и истуканами острова Пасхи. Их продолжают изучать, о них продолжают спорить, а они по‑прежнему остаются загадкой, овеянной легендами и мифами.

Вот один из них. Каменные бабы когда‑то давным-давно были людьми, жившими во тьме. А когда Бог создал Солнце, люди стали подниматься на курганы и плевать на Солнце, и за это Бог превратил их в камни. Также в легенде говорится, что у этих окаменелых людей есть надежда снова ожить… (Сборник рассказов и поверий крестьян Александровского повета 1886 года).

Есть в народных поверьях и намек на то, что в определенных случаях баба может заговорить с человеком: однажды путника застал дождь в степи, и он, сняв с коня попону, сел возле каменной бабы, накрывшись попоной вместе с ней, прячась от дождя. И тут на соседнем кургане ожила другая каменная баба, которая подошла и стала спрашивать путника о том, что делается на свете («ходит ли в гости брат к брату и сестра к сестре, поют ли петухи…»), а, услышав ответы, сказала своей каменной соседке: «Эх, долго нам еще стоять, сестрица…»

Очень хочется верить, что они действительно простоят еще долго, что мы сумеем сберечь эти удивительные скульптуры, и не только у нас, но и у наших детей и внуков будет возможность прикоснуться к этим загадочным сторожам времени, прикоснуться к истории.


Наше приложение для iOS

Реклама



comments powered by HyperComments