Кинорежиссер Слава Цукерман: «Я люблю необычные фильмы, заставляющие людей думать»

Третьякова Яна

17.09.09 | 11:20
Поделиться ссылкой:  


В рамках Бердянского Международного кинофестиваля наш город посетил известный во всем мире кинорежиссер Слава Цукерман. Имя Славы Цукермана немного скажет русским зрителям. Мало кто в Москве сегодня вспомнит молодого режиссера, который много лет назад снял для телевидения музыкальную комедию «Водевиль про водевиль», художественный фильм со Смоктуновским «Ночь на размышление», ряд научно-популярных картин. Зато для голливудской элиты Цукерман — свой человек. Для многих американских зрителей его фильм «Жидкое небо» — культовый. На кинофестивале же в Бердянске он представил свою новую работу — фильм «Перестройка», который еще не участвовал ни на одном конкурсном показе на постсоветском пространстве.

О «Перестройке» Цукермана

После показа кинорежиссер вышел на сцену и всецело был предоставлен зрителям. Стоит сказать несколько слов о самом фильме. В сценарном варианте картина называлась «Космологический конгресс», в Москву на фестиваль ее привезли уже под названием «Любовь неизведанного пространства». Именно в столице России Славе Цукерману руководство кинофестиваля посоветовало назвать фильм «Перестройкой». Так, якобы, понятней будет для зрителя. Фильм переименовали, но теперь самому зрителю приходится объяснять, что кино вовсе не о перестройке, а об астрофизике. В интервью Би-Би-Си Слава Цукерман отметил: «Этот фильм никогда не был задуман как фильм о перестройке. Сценарий был почти дописан до перестройки. Скорее, это фильм о восприятии мира интеллектуалом, который считает, что в цивилизации все идет не тем путем. Этот человек — эмигрант из России, что мне казалось очень хорошо, потому что человек родился в одном лагере, переехал в другой лагерь, но не решил таким образом всех своих проблем. В 1989-м я впервые после 17 лет приехал на Московский кинофестиваль, куда впервые были допущены эмигранты из разных стран. В Кремлевском дворце я видел всех своих друзей из разных стран и из Москвы, которых я не видел много лет. И мне захотелось делать фильм о физике — физик тоже может приехать на международный конгресс. Это глобализм, сведенный к одной комнате: весь мир здесь, и все его проблемы тоже здесь, и они, как в кривом зеркале, отражаются в России этого момента».

— Как долго Вы работали над картиной «Перестройка»?

— На этот вопрос есть много ответов. Задумал эту картину я очень давно, в этом смысле я работал над ней всю жизнь. Меня всегда интересовала тема моральной ответственности науки, я и фильмы снимал на научно-популярные темы. Даже, когда я учился во ВГИКе на уроке актерского мастерства, я играл роль Эйнштейна, когда он принимает решение писать письмо Рузвельту, чтобы получить разрешение на изготовление атомной бомбы. Это, наверное, было самое важное моральное решение в истории человечества, ведь, написав это письмо, он взял на себя ответственность за строительство атомной бомбы. В общем, над этим сценарием я работал практически всю жизнь — первый вариант был написан очень много лет назад, а, если говорить непосредственно о съемках, то они проходили ровно 26 дней. Монтировал же я этот фильм около двух лет.

«Перестройка» в чем-то автобиографична. Я кинематографист, а не астрофизик, но в некоторых деталях фильма показана моя жизнь. Поскольку я также, как и главный герой, уехал из Советского Союза в 1973 году в Израиль и вернулся назад впервые в период «перестройки». И детали в начале фильма, например, разговоры с чиновниками или на таможне, и прочее — из моей жизни или из жизни моих друзей, кстати, были воспроизведены дословно.

— Как Вы подбирали актеров для «Перестройки»? И каким образом попала в Ваш фильм русская актриса Оксана Сташенко?

— Как и все выбирают. Тем, кого уже знал, я предложил роли в кинокартине, кого же не знал — подбирал по принципу «кто больше понравится». К тому моменту Оксану Сташенко я уже знал. В качестве продюсера я помогал снимать американские эпизоды российского сериала, в котором играла Оксана, и мне тогда очень понравилась ее игра.

— Показывался ли этот фильм в Америке? И как был воспринят?

— Конечно, показывался, очень хорошо его восприняли. На этот фильм было написано много замечательных рецензий.

— Насколько американцы поняли «Перестройку» — Ваш фильм, и ту перестройку, которая в нем показана?

— Насколько американцы поняли, я не знаю, точно так же, как я не знаю, насколько вы поняли, — отвечает, смеясь, Слава Цукерман. — Например, отдельные люди, которые со мной разговаривали о моем фильме, его поняли, меня даже поражало, как настолько четко можно понять идею автора. В общем-то, это фильм, который с первого раза сложно понять, я сам люблю такие фильмы и делать, и смотреть. Мне нравится такое кино, которое требует некоторого напряжения. Могу процитировать некоего американского рецензента, который меня восхитил, так вот он сказал, что «этот фильм для таких людей, которые думают, когда смотрят кино, но таких зрителей, к сожалению, очень мало».

— Удалось ли Вам найти счастье в самом себе, как искал главный герой Вашего фильма?

— Хороший вопрос, а как главный герой ответил? Так, наверное, отвечу и я. Кстати, я даже не знаю, почему, но в последние несколько дней мне пришлось очень часто говорить о счастье. И каждый раз я затруднялся ответить на этот вопрос. Честно говоря, я не знаю, что это такое.

— А Вы считаете себя счастливым человеком?

— Не знаю, но, если не знаю, то значит, все же считаю.

— Чего Вы еще хотели бы достигнуть в жизни?

— Вечную жизнь, — философски ответил Слава Цукерман.

— Если не секрет, поделитесь своими творческими планами….

— Это единственный вопрос, на который я никогда не отвечаю. Говорить о планах можно, когда они начинают уже реализовываться, а пока они не реализованы, я, как человек суеверный, не считаю нужным говорить об этом.

«Жидкое небо» — культовый фильм Славы Цукермана

В 1983 году Слава Цукерман снял фильм «Жидкое небо». Успех превзошел все ожидания. В Нью-Иорке, Бостоне, Вашингтоне фильм продолжал идти в одних и тех же кинотеатрах в течение почти четырех лет! И все это время у касс кинотеатров стояли очереди. Владельцы нью-йоркского кинотеатра «Waverly» даже подумывали о том, чтобы переименовать его в Liquid sky — «Жидкое небо». Только в нем картина Цукермана заработала больше миллиона долларов — вдвое больше, чем стоило ее производство! Американская пресса изобиловала восторженными откликами. За американским успехом последовал международный. В Германии «Жидкое небо» побило рекорды доходности. В Японии фильм, по мнению местных критиков, изменил лицо и обычаи целого поколения кинозрителей. «Жидкое небо» получило награды на пяти международных кинофестивалях. После успешного проката «Жидкого неба» Цукермана пригласили в Голливуд. Самый авторитетный критик Америки Винсент Кэнви писал в «New York Times»: «Цукерман кажется волшебником — «Жидкое небо» выглядит в несколько раз дороже, чем возможности сметы этой картины».

— Слава, как возникла идея снять фильм «Жидкое небо»?

— С «Жидким небом» у меня были эстетические планы. Я люблю разные молодежные крайние движения и считаю, что они показывают направления развития цивилизации. Поэтому причин, по которым я решил снять такой фильм, было достаточно, в некотором роде, был комплекс причин. Если говорить о техническом уровне, то мне было интересно, какие технические моменты я смогу воплотить в фильме, например, комбинированные съемки. Я хотел снять фильм, в котором маленький космический корабль садился бы на крышу дома — это была первая техническая идея. Второе — я хотел снять фильм, который объединял бы все мифы о том времени — о сексе, о наркотиках, о прочих склонностях. А в-третьих, меня всегда интересовала судьба женщины, которая мстит за свою жизнь.

Такого не бывает — запланировать культфильм, это происходит случайно, но у меня это получилось...


— Ожидали ли Вы, что «Жидкое небо» будет культовым фильмом на протяжении многих лет, и по сей день?

— Я тогда дружил с Бэном Боренгольцем — отцом культового кино, как его тогда называли. И он был первым, кто прочел сценарий. После прочтения он мне сказал: «Знаешь, у меня такое ощущение, что ты планируешь снять культфильм», а я ответил: «Совершенно верно — планирую». Он в ответ: «Знаешь, такого не бывает — запланировать культфильм, это происходит случайно, но посмотрим». Как видите, жизнь показала, что это у меня получилось.

Слава (Владислав) Цукерман родился в Москве. В 1961 году снял любительский фильм «Верю весне», который получил несколько призов и был выпущен во всесоюзный прокат. После окончания ВГИКа снимал научно-популярные и телевизионные фильмы. В 1973 году году эмигрировал в Израиль. Его фильм «Жили-были русские в Иерусалиме» (1974) получил призы за лучшую режиссуру и лучший документальный фильм на 10-м Фестивале телевизионных фильмов в Голливуде. Слава Цукерман продолжил свою карьеру в США, в 1983 году сняв знаменитую картину «Жидкое небо». Среди его американских работ — экранизация повести Николая Карамзина «Бедная Лиза» (2000) и документальные фильмы «Этот неуловимый Крамаров» (1994) и «Жена Сталина» (2004).

Триумф «Перестройки» на Бердянском Международном кинофестивале не состоялся. Картина получила только приз за лучшую мужскую роль второго плана. Но фильм не остался незамеченным. По официальной информации, на этом кинофестивале российские прокатчики предложили Славе Цукерману продать картину «Перестройка», для широкого показа в России и Украине.



Наше приложение для iOS

Реклама



Интервью